Вступить в меджлис
рус тат tat eng

2017.09.09. Поездка в Теплый Стан.

 2017.09.09. Поездка в Теплый Стан. (02-04.09.2017)

Суббота.

Сегодня мой рассказ о поездке в село Теплый Стан Елховского района Самарской области. Это селение интересно для нас тем, что в нем в 1913 году родилась Камар апа Махмут кызы Вахитова - мама моего зятя Чулпана Габбасовича Юсупова, мужа моей младшей сестры Гузели Анваровны Ахмедовой.

О том, что Камар апа родилась в этом селении мне стало известно от Чулпана в самом начале 2011 года, при нашей очередной встрече. Тогда мы подробно обсудили судьбы его родителей и старших братьев. Следующее мое прикосновение к истории этого селения произошло осенью 2014 года, когда мне в интернете попалась на глаза статья о выходе в свет книги уроженца села Теплый Стан Абдуллы Насырова «Течение жизни». В этом издании Абдулла Насыров приводит некоторые сведения о происхождении этого населенного пункта. Кстати, основатель селения Теплый стан – Исмагил бек перебрался сюда из Казанской стороны, из селения Алькеево, расположенном на территории современного Алькеевского района Татарстана. Согласно сохранившимся преданиям произошло это в 1563 году в годы царствования Ивана Грозного, когда Исмагил бек получил право пользоваться этими землями за какие-то заслуги перед русским царем.

Чуть позже я познакомился со статьей о Колмаюрской мечети села Теплый Стан, размещенной в «Самарских известиях» Виктором Еременко. Статья называлась «Храм пережил вместе с верующими все невзгоды 20-го века» и была опубликована 22.07.2014 года. Историю мечети «Колмаюр» автору поведал имам мечети Андарзян Гайнетдинов. В статье говорится, что первым имам-хатыпом мечети, построенной в 1906 году, был мулла Ахметгерей Гильманов, а самую большую помощь в возведении оказал купец второй гильдии Лакман (Ногман) Вахитов.

Упомянутая в статье фамилия Вахитов подлила масла в пламя моего интереса к истории этого селения, и я с новыми силами принялся за поиски. И поиски эти принесли свои плоды. Мне удалось познакомиться ещё с одной статьей - «Тупли авылы һәм андагы мәчетләрнең тарихы”, написанной Муратом Сафиным по сведениям из книги историка Гамиржана Давлетшина “Ислам в Поволжье”. В этой статье говорится, что первым имамом мечети “Колмаюр” был Ахметгерей хазрят Гильманов (Вахитов). Оказалось, что и хазрят тоже был из Вахитовых.

Теперь было уже почти закономерным то, что в интернете удалось найти следующие объявления Гильманова Габдуллы Рауфовича:

·         «Разыскиваю детей внуков Вахитова Махмут Нугмановича 1878 г.р. уроженца Самарской губернии, село Теплый Стан. В 30-х годах выехали в г. Казань был старший брат Ахмет 1873 г.р.» Дата размещения анкеты: 17.02.2014.

·         «Ищу родственников Вахитова Ахмета Нугмановича 1873 года рождения, Вахитова (Бахитова) Махмута Нугмановича 1878 года рождения, родившихся в селе Теплый Стан Самарской губернии. Жили там до 1930 года. 25 февраля 1930 года были арестованы, после тюрьмы жили в городе Казань. Очень надеюсь, что найду их детей и внуков. Мой адрес: Самарская область, Елховский район, село Теплый Стан, улица Аэродромная, дом 11. Гильманов Габдулла Рауфович.» Размещено на страничке в «Одноклассниках» 17.12.2013 года.

 

В объявлениях был указан номер мобильного телефона и адрес электронной почты Габдуллы Гильманова. Габдулла является председателем местной религиозной организации «Историческая мечеть» села Теплый Стан Елховского района Самарской области. Так началось мое знакомство с этим очень интересным человеком. Позже была наша переписка по интернету, разговоры по «скайпу», а в начале ноября 2015 года нам удалось и встретиться.

 

В тех краях, на стыке Самарской и Ульяновской областей, мы с Асей бываем ежегодно. Всего в 36 километрах севернее Теплого Стана расположено село Старая Тюгальбуга. В Тюгальбуга родился и вырос Анвар Лутфуллович Сабиров – отец моей жены Асии. Там и сейчас проживают многочисленные родные из этой большой семьи. Наша поездка в Тюгальбуга в этот раз была по печальному поводу: 4-го ноября 2015 года умер младший брат Анвара Сабирова  -  Гумар Лутфуллович, 1931 года рождения. А после завершения похорон мы завернули и в село Теплый стан.

 

6-го ноября 2015 года произошла наша первая личная встреча. Тогда же я познакомился и с мамой Габдуллы. Хатира апа тогда было уже 92 года. Наш приезд пришелся на пятницу, праздничный день в неделе мусульман, и Габдулла пригласил меня на намаз в историческую мечеть «Колмаюр». Потом была ознакомительная поездка по улицам этого древнего селения. Мы увидели целый городок из кирпичных строений Ногман бая Вахитова, а из села я уезжал с книгой Абдуллы Насырова «Течение Жизни», которую мне любезно подарил Габдулла Гильманов. Кроме книги, со мной уезжали фотоснимки родословной Ногман бая и его братьев и сестер, которая имела тесную связь с ишанами Губайдуллиными из села Кизляу (Курманаево) современного Нурлатского района Татарстана.

 

У нас с Габдуллой сложилась родственная манера общения. Мы запросто перезванивались и переписывались по электронной почте или социальным сетям по любому поводу и без повода. Однако многочисленные попытки Габдуллы наладить подобные отношения с Чуппаном Юсуповым не увенчались успехом. Он давно мечтал встретиться со своим дальним родственником, да и мне хотелось показать Чулпану селение Теплый Стан – Родину его мамы Камар апа Вахитовой. После двух лет ожидания, Габдулла взял и просто пригласил нас к себе на празднование Курбан-Байрама. Сообщил о своем приглашении заранее, ещё месяца за два и позже не раз уточнял наш настрой на поездку.

 

Наступление религиозного праздника Курбан-Байрам в этом году пришлось на 1 сентября. По канонам торжество продолжалось в течении 3 дней. Вот на 3 сентября и пригласил нас Габдулла Гильманов в село Теплый Стан, куда надо было прибыть не позднее 10 часов пополудни.

 

Расстояние до этого населенного пункта из Набережных Челнов составляет почти 400 километров и добраться в день выезда к такому раннему сроку было весьма непросто. Поэтому мы решили, что заночуем где-нибудь по пути. Например, в деревне Старое Ямкино (Энжерэ) Алькеевского района Татарстана или селении Старая Тюгальбуга Малыклинского района Ульяновской области. В обоих этих селениях проживают родственники моей супруги Асии, которые с радостью примут нас: В Энжерэ уходят корешки её мамы Майсары Загидовны Садыковой, а в Тюгальбуга родился и вырос её отец – Анвар Лутфуллович Сабиров. Кроме того мне хотелось вместе с Чулпаном ещё раз побывать в селениях Старое Алпарово и Кульбаево-Мараса – Родине его отца Габбаса Юсупова. В тех краях мы уже побывали вместе в конце апреля этого года, познакомились с руководителями краеведческих музеев в райцентре Базарные Матаки, селах Старое Алпарово и Кульбаево-Мараса. За прошедшее время у нас появились новые вопросы, которые подталкивали нас к новым встречам. И это ещё не все. Не знаю, получится ли у нас в будущем ещё раз подобная поездка и мне хотелось извлечь из предстоящей максимальную отдачу. Было бы неплохо заглянуть в село Боровка Мелекесского района Ульяновской области. В это селение, по словам Габдуллы Гильманова, ведут корешки Нугман бая Вахитова, прадеда Чулпана Юсупова. Хотелось посмотреть на здание медресе Кизляу в селе Курманаево Нурлатского района Татарстана. Это медресе основал Губайдулла ишан (1752-1822) из рода Алишевых. А его правнук Мирсаит-хазрят, сын Ахмеда-ишана Губайдуллина, взял в жены Сахиб-Камал, сестру Ногман бая Вахитова. И вроде Ногман-бай принимал участие в строительстве здания этого медресе – поставлял кирпичи. Было ещё одно селение в тех краях, где отметились своим пребыванием потомки Фахрутдина из Кульбаево-Мараса. Речь идет о селении Старая Татарская Киреметь Аксубаевского района Татарстана. 1 сентября 1918 года в этом селении открылась пятилетняя образцовая школа и среди первых учителей были имена двоюродных братьев Габбаса Юсупова: Фахрутдинова Мидхата Мухутдиновича и Фахрутдинова Фаизрахмана Мухутдиновича.  

 

В моей голове задолго да поездки прокручивались варианты маршрута, который позволил бы выполнить все желания в течении одной поездки, и хотя она планировалась продолжительностью в целых три дня, но все же никак не укладывалась в столь жесткие рамки. Решение проблемы пришло неожиданно. Всего за несколько дней до поездки Асия заявила, что не хочет ехать вместе с нами. Для меня такой поворот значительно упрощал задачу: сразу выпадала пара пунктов – Энжерэ и Тюгальбуга. Остальное вполне укладывалось в отведенное время.

Получился вот такой маршрут: Набережные Челны – Нижнекамск – Камские Поляны – Чистополь – Билярск – Кульбаево-МарасаСтарое Алпарово – Старое Ямкино – Юхмачи – Боровка – Старый Сантимир – Якушка – Теплый Стан.

 

Было ещё одно желание, по возможности, посетить селение Аллагулово Мелекесского района Ульяновской области – родина Губайдуллиных. Роза Ахмедовна Юсупова, в девичестве Губайдуллина – жена Марата Габбасовича Юсупова, а её отец родился и вырос в этом селении. В поездке на съезд краеведов 24 марта 2017 года на выставке книг о истории татарских сел России я увидел книгу «История села Аллагулово» Рината Илькина, изданную в 2015 году. В мае месяце этого года ксерокопию этого издания мне переслал Габдулла Гильманов. Ознакомившись с ней я немало удивился не найдя практически ничего о семье Губайдуллиных. Строго говоря,  только на странице 23 издания нашлась одна фраза об учителях, работавших в школе в 30-е – 40-е годы. Приведу полностью: « … из Аллагулова  - Нафися апа, Гарей Гобайдуллин, … ». Мои поиски связи с Ринатом Илькиным посредством интернета к успеху не привели, а мне хотелось бы постараться передать ему статью, написанную Нариманом Ахмедовичем Губайдуллиным, посвященной истории этой семьи. Похоже, что многое из истории этого селения неизвестно автору издания. У меня было желание оставить эту статью в Аллагулово с тем, чтобы люди могли узнать историю ещё одной семьи этого старинного селения.

 

Обратный маршрут намечался такой: Теплый Стан – Кошки – Нурлат – Бурметьево (Курманево) – Старое Тимошкино – Аксубаево – Старая Киреметь – Чувашский Елтан – Муслюмкино – Чистополь – Камские Поляны – Нижнекамск – Набережные Челны. 

 

Надеюсь, что я не сильно утомил читателя вступлением к рассказу об этой поездке. Однако я посчитал необходимым изложить всю эту «кухню».

 

Итак, приступим к главному изложению.

 

В субботу, 2-го сентября 2017 года в 7:00 утра мы с Чулпаном Габбасовичем отправились в дальнее путешествие. Погода стояла совсем летняя, что не часто случается в эти дни календаря. Слабый юго-восточный ветерок, температура постепенно росла и к полудню почти достигла 30 градусов. Сухой асфальт шурша ложился под колеса нашего автомобиля. Мы с Чулпаном вели оживленную беседу, вспоминали разные подробности из жизни старшего поколения наших родственников. Пожалуй, что только совершенно разбитая дорога по промзоне Нижнекамска несколько попортила наша приподнятое настроение. Но и эта неприятность осталась позади.

 

Промелькнула за окном панорама озера Лебяжье, украшенная белыми силуэтами грациозных птиц, вот и река Зай, сжатая оковами стального моста, попрощалась с нами солнечным бликом. За пригорком увидели россыпь белоснежных многоэтажек Камских Полян, старинное село Старошешминск растянулось длиннющей улицей вдоль нашего пути, а на разливах Шешмы уже махали спиннингами рыбаки на резиновых лодках. Чистополь, как и положено, остался в стороне, скрывая свое неспешное существование за холмами поросшими лесом. Теперь наш путь лежит на юг. Вот здесь вскоре будет проложен знаменитый «Новый Шелковый путь», а пока вот уже на протяжении нескольких лет черновая насыпь будущей автострады томится в ожидании рева строительной техники.

 

Красная Горка. Отсюда открывается прекрасный вид на долину реки Малый Черемшан и широко раскинувшийся городок Билярск. Когда-то он был столицей Волжской Булгарии, пока в 1236 году войска монгольского полководца Субедея не превратили его в пепел. Сейчас это в большей степени русскоязычное поселение. Отсюда до села Кульбаево-Мараса, исторической родины предков моего спутника, уже просто рукой подать.

 

Стрелки часов не успели ещё достигнуть 10 часов, а мы уже сворачивали с большака к селу по новехонькой асфальтированной дороге, которая привела нас прямо к музею Габдуллы Кариева. Однако день был субботний - выходной, а о своем приезде я не предупредил руководителя музея, поэтому здесь мы не стали задерживаться и направились в следующее, по нашему плану, село Старое Алпарово.

 

 Расстояние между двумя этими селениями небольшое, чуть больше 5 километров, а соединяет их отличная асфальтированная дорога, поэтому уже через каких-нибудь 5 минут мы припарковались на, уже знакомой нам, площадке с магазинчиками, прямо напротив школы.

 

Несмотря на субботний день школа была открыта. Нас встретила женщина вахтер, которая сразу узнала нас: А-а-а! У нас снова гости из Челнов! Да. Вот хотели бы встретиться с руководителем школьного музея Гульсира Фоат кызы Гиниятуллиной. К сожалению, она сейчас с детьми в поле на уборке картофеля. Мы спешим убрать её по хорошей погоде. Но вскоре будет перерыв на обед и они должны появиться здесь. Может быть, немного подождете? Наверное, пока есть время мы постараемся увидеться с бывшим руководителем музея Рафаилем Ахат улы Гатауллиным. Не подскажете, как его найти? Конечно подскажу. Вам надо проехать в Старое Алпарово, это чуть дальше по дороге в сторону Базарных Матак. После того, как въедете в селение, надо повернуть на первую улицу направо. Это будет улица Мира. По этой улице проехать дальше, по «Таш купер» - каменному мостику, и первый дом с левой стороны будет дом Рафаиля хазрята. Он исполняет обязанности муллы в нашей новой мечети.

 

Едем. Вот и указатель «Старое Алпарово – 1 км». Мы уже на улице села. Вот на площади перед сельским зиратом возвышается стройный минарет новехонькой мечети, который увенчан золотым полумесяцем. Похоже, что мы проехали миму нужной улицы. Вернулись назад и благополучно свернули на улицу Мира.

 

Это была тихая сельская улочка, вся зеленая от травы, только по её середине ведет нас вперед глубокая колея от легковых машин в жирном черноземе. Вот слева от нас остался небольшой пустырь с прудом, на берегу которого расположилось несколько семеек белых гусей. Дальний берег пруда зарос высокими кустами и деревьями. Вот, по-видимому, и каменный мостик: через небольшой ручеек были уложены пара-тройка дорожных железобетонных плит. Не без труда съехали с высокой насыпи к первому дому по левой стороне улицы. Большая усадьба. Хозяйственный двор отделен от жилой части внутренней оградой. Позади дома, на небольшой площадочке перед сараем, мы увидели двух человек, занимающихся разделкой тушки свежезарезанного баранчика. Да, сейчас ведь Курбан-Байрам. По-видимому, настоящей беседы с хазрятом сейчас не получиться. Но все же мы могли задать Рафаилю хазряту, а это был он, несколько вопросов.

 

Во-первых, мы спросили у него о судьбе стенда в школьном музее, который был посвящен судьбе детей Юсуфа хазрята Фахрутдинова, а во-вторых поинтересовались – известно ли Рафаилю хазряту место, где стоял дом Юсуфа хазрята Фахрутдинова.

 

Стенд надо бы поискать во втором помещении музея, последние годы он находился именно там. А насчет дома Юсуфа Фахрутдинова. Вот как проедете мостик в обратном направлении, то с правой, восточной стороны будет небольшой пруд. На пригорке за этим прудом и стоял дом Юсуфа хазрята. В годы моей молодости он был уже в очень ветхом состоянии, а сейчас там, среди деревьев и кустов остались лишь развалины.

 

На этом наша встреча завершилась. Благополучно миновав ветхий мостик, мы свернули к пруду. Пруд был не большой, примерно 50 на 30 метров, перед ним на луговине, на зеленой травке паслись гуси, и стояло одинокое дерево ивы. Дальний берег пруда полностью зарос деревьями и кустарниками так, что не было видно даже следа старых строений. По чуть заметной дорожке мы прошли за пруд и эти кусты. Там, в глубине, за глухим забором, среди зелени листьев чуть угадывалась крыша дома. Калитка, похоже, не открывалась уже долгое время. Видимо этот дом был выстроен уже в послевоенное время, но и он не выдержал испытание временем. Да. Остались только воспоминания, да старые фотографии, на которые ссылается Чулпан Юсупов. Он рассказывал, что Марат Габбасович в 70-е годы приезжал сюда и фотографировался на этом месте. Вот и в книге «Галеевы», посвященной истории этой фамилии из села Новые Челны, есть фотография дома Юсуфа Фахрутдинова. Такая же фотография начала 20-го века хранится в архиве Лили Гаревой, дочери Марата Габбасовича.

 

Мы вернулись в школу. Гульсирэ ещё не вернулась, но наверное уже скоро появится.

Мы присели на стульях рядом с постом вахтера и не спеша беседовали с ней. Прошло ещё некоторое время. Ожидание затягивалось, и вахтер позвонила Гульсире. Оказывается, они решили пожертвовать обедом, чтобы побыстрее закончить уборку картофеля. Похоже, что ждать придется немало, а нас впереди  «планов громадьё». Пожалуй, мы тронемся в путь. Вот и в Кульбаево-Мараса нужная встреча у нас не получилась, похоже, что на обратном пути придется снова попасть в эти края. Вот у меня есть документы для музея, я выложил на стол пухлый файлик. Передайте их Гульсире Гиниятуллиной.

 

Мы снова в пути. Решили проехать по короткой дороге через селение Чувашский Брод, а не через райцентр Базарные Матаки. До села Карамалы ехали по асфальтовой дороге, а дальше 5 километров до села Старое Ямкино по старому грейдеру. Этот грейдер в прошлом году уже готовила под покрытие асфальтом, подровняли, укатали, насыпали песка, но до конца дело довести не смогли. Сейчас мягкое песчанное покрытие потихонечку разрушается под колесами автомашин. Однако благодаря тому, что после последнего хорошего дождика прошло уже несколько дней, колея была довольно накатанной, и мы проехали без особого напряжения.

 

Вот и Старое Ямкино или Энжерэ, по-татарски, показалось впереди, в низинке перед лесом. В этой деревне родилась и выросла бабушка моей жены Асии, мама её мамы. Махиджамал Гатина выросла в довольно состоятельной семье сельского писаря, а в начале 20-х годов сбежала из дома с любимым парнем Загидом Садыковым. Судьба молодых оказалась нелегкой. В поисках лучшей доли они добрались до самого дальнего моря – до Владивостока, а в итоге пустили корни в небольшом шахтерском татарском городке  Сулюкта, расположенном среди гор Киргизии неподалеку от таджикского Ленинабада. В послеперестроечные годы практически все татары из Сулюкты разъехались по разным регионам нашей необъятной родины, но удивительное единение, связь покрепче родственной, сумели сохранить.  Они и сейчас живут одной большой семьей, встречаются с земляками, держат связь через интернет. Асия и её старшая сестра, Амина, попали в Набережные Челны и осели здесь. Сюда же перебрались за детьми и их родители Майсара Загидовна и Анвар Лутфуллович Сабиров. В Старое Ямкино и сейчас проживают её родственники, которых мы хорошо знаем и стараемся встречаться ежегодно, но сегодня наш путь пролегает мимо этого селения.

 

От Старого Ямкино мы снова едем по асфальтовой дороге. Вот по мосту миновали реку Малый Черемшан, вот и татарская деревня Чувашский Брод осталась позади. Вот и автотрасса «Казань – Самара». Дальше до границы Татарстана гарантированно хорошая дорога. Дорога свободная и это позволяет двигаться с приличной скоростью. Селения Юхмачи, Аппаково остались позади. Здесь на границе Татарстана заправил машину «татарским» бензином. В прошлом году дорогу от Аппаково по Ульяновской области застелили свежим асфальтом и ехать по ней можно спокойно. А были времена, когда первые 20 километров по Ульяновской области тащились часа два, старательно объезжая глубочайшие ямина на месте дороги.

 

Вот и Боровка. По-татарски это селение называется Парау. Именно сюда ведут корни предков Камар апа Вахитовой, мамы Моего спутника Чулпана Юсупова. В это селение, лежащее на большой дороге, я уже заезжал однажды в поисках следов предков Ногман бая Вахитова, но усилия мои пока не принесли ожидаемого результата. На кладбище села Боровка есть священное место, где покоятся останки мусульманских шейхов, и эти могилы я хотел бы показать Чулпану. Несколько лет тому назад местные жители привели старинные захоронения в порядок, выполнили отдельное ограждение этого участка кладбища, выстроили молельный домик.

 

Сельский зират расположен прямо у дороги, но нужное нам место находится с его южной стороны, куда можно подъехать лишь по деревенским улочкам. Вот по этим улочкам не спеша пробираемся к святым могилам. Вот уже за последним переулочком среди зелени листьев стали просматриваться седые могильные камни. На площадочке у ограды стоит черный автомобиль, около которого о чем-то беседуют два довольно молодых человека. У припаркованной автомашины оказался весьма необычный номер.

 

Остановились и вышли из машины. Подошли к ребятам и поздоровались, поздравили с праздником Курбан-Байрам. Поинтересовались необычным номером, оказалось, что машина из Кыргизстана, её владелец служит на авиабазе Кант, что под столицей Кыргызстана – Бишкеком. Он родом из Боровки и приехал на родину в отпуск. Я рассказал, как в один из своих приездов во Фрунзе, так раньше назывался город Бишкек, решил прогуляться по близлежащим горам, а Фрунзе находится у самого их подножья. Был месяц май, самое красивое время, когда даже горы цветут. Не спеша переходя от одной ложбинки к другой, я любовался знаменитыми горными тюльпанами и не заметно довольно сильно отдалился от города. Где-то справа от меня остался аил Бишкенгэй и вдруг над головой просвистела пара самолетов. Видимо где-то неподалеку есть военный аэродром, подумал я тогда, и только вернувшись обратно узнал, что в окрестностях Фрунзе находится военный аэродром Кант. И вот снова в провинциальной глубинке России я снова услышал это название. Спутник военнослужащего, парень чуть помоложе, был житель села Боровка. Когда он узнал, что мы из Набережных Челнов, сказал, что у него в Челнах живут родственники. А как Ваша фамилия, поинтересовался я? Нотфуллин. И в Челнах тоже проживает родственник с такой фамилией - Нотфуллин. Мне сразу вспомнился Нотфуллин Камиль Шигапович, председатель профкома КамГЭСЭнергостроя, с которым и Чулпан, и я были хорошо знакомы. Так это наш родственник, кажется его мама или жена из нашей деревни. Вот такая получилась нечаянная встреча. Пожелав нашим собеседникам всего самого доброго, мы попрощались с ними и вошли на кладбище через небольшую калитку.

 

В самом юго-восточном углу кладбища был выделен небольшой участок, размером примерно 20 на 20 метров. Он был обнесен своей оградой, а внутри находился небольшой молельный домик, к которому вела дорожка вымощенная брусчаткой. Вокруг домика, большей частью с северной стороны, были видны аккуратные могильные холмики, увенчанные памятными камнями. Самые старые из них были покрыты арабской вязью. Несколько высоких сосен среди могил, с зелеными шапками высоко над головой, создавали легкую тень.

 

Мы не спеша обошли могилки. Мне уже удалось побывать здесь пару лет тому назад, и я, как мог, делился своими познаниями с Чулпаном. Тогда, в декабре 2015 года, сопровождающий меня бабай разрешил взять несколько листочков, лежащих на столе в молельном домике. Приведу записи на них снова:

Абдуль Жаббар бине Жәгъфәр бине Абдуль Гафур әл-Паравый.

Ульян өлкәсенең Мәләкәс районының Пәрәү авылында шәехлык итеп 80 яшәндә һиҗри буенча 1281 нче (милади буенча 1864) елның Рабигуль- Әүвәл аенда вафат булды. Нигъмәтулла бине Гобәйдулла әл-Әлмәтидән иҗазәт алып, мөридләр тәрбияләде. Абдуль Җаббар хәзрәтнең үзеннән Мөхәммәд бине Габдулла әл-Кизләви рөхсәт алды. Фәтва бирерлек дәрәҗәдә зур галим, суфый, гүзәл холыклы бер зат иде, диләр. (Бу мәгълүмәт Ризаэддин бине Фәхретдин хәзрәтләренең Асар исемле китабыннан алынды: 2 җилд, 13 кисәк, 98 бит, 384 нче номер).

 

Кабер ташы өстендә язылган сүзләр: Гарәбчә язылган сүзләр.

 

Абдуль Жаббар хәзрәтнең укытучысы һәм остазы турында.

Нигъмәтулла бине Гобәйдулла бине Җәгъфәр Чистай өязе Әлмәт авылында имам булып, 82 яшендә 1269 (1853) елның 22 жөмадиел-ахирендә (22 март) вафат булды.

Остазлары: Мөхәммәдрәхим бине Йосыф әл-Ашитый, Габдеррахман бине Мөхәммәдшәриф әл-Кирмәни һәм башкалар.

Вәлиэддин бине Хәсән әл-Багдадидан – кыйраәт гыйлемен, атасы шәех Гобәйдулла бине Нигъматулладан тарикат гыйлемен алган.

Шәкертләре: Абдуль Җаббар бине Җәгъфәр әл-Парави, Абдуль Ваһһаб бине Иманколый әр-Раҗәби, Абид бине Абдуль Җәлил әл-Кармышый һәм башкалар.

Халифәсе: Абдуль Җаббар бине Җәгъфәр әл-Парави иде. (Бу мәгълүмәт Ризаэддин бине Фәхреддин хазрәтләренең Асар исемле китабыннан  алынды: 2 җилд, 10 кисәк, 56 бит, 300 номер).

 

Аллаһтан башка иляһ юк, мөхәммәд (с.а.в.) аллаһның Расуле.

Бу кабердә, Көръәни Кәрим һәм фәрештәләр белән дус бубучы, нурлар эчендә балкып торган җәннәт бакчаларыннан бер бакча эчендә ятучы бик фазыләтле Шәйх, Мөршидә кәмиль, Накшибәндий тарикатында мөридлар тәрбияләргә рөхсәт бирелгән, Пейгамбәребез Мөхәммәд (с.а.в.)нең шәригатен кешеләргә дөрес иттереп, матурайтып һәм һуш буйландырып аңлатучы, күренә торган һәм күренми торган, эчке һәм тышкы гыйлемләрнең диңгезе булган: Жәгъфәр улы Абдуль Җаббар хазрәт күмелгән. Бөтен нәрсәне юктан бар кылучы Аллаһы Тәгаләнең анарга рахмәте булсын.

 

Кабер ташының уң ягында язылган сүзләр:

Эй минем каберем янында, нинди халдә булганым турында уйланып басып торучы кеше!

Кичә генә мин синең кебек идем, иртәгә син дә минем кебек булырсың!

 

Кабер ташында сул ягында сүзләр:

Мине зиярат кылучы кеше әлбәттә белсен, Дөреслектә дә миңа килгән нәрсә анаргада киләчәк. (ягъни зиратыма килүче кеше белсен. Тиздән бу хазрәт кебек бу донядан ахырәткә күчәчәк, мәнге җир йөзендә яшәмиячәк)

Аллаһы Тәгаләңен рахмәтендә булсын шул кеше, кем мине зиярат итте.

Һәй, Эй Аллаһым шул бәндәңә рахмәтен белән мөгамәлә кыл дип дога кылды.

(ягъни кем шул кабердә ятучы кеше өчен, Аллаһ, бу кешене мәрхамәт итсен дип дога кылса, Аллаһы Тәгаләдә аны мәрхамәт итсен).”

 

Конец цитаты.

 

Всего на участке было не больше 15 захоронений и только около 10 из них были снабжены надписями. Из самых старых захоронений было всего три камня, испещренными арабскими буквами.

Рядом с входом в молельный дом расположена могила “Шәехмулла Вәлиәхмәд хәзрәт Мөхтәр улы. (? – 1821)”. У дальней ограды “Шәехмулла Абдулҗаббар Җәгъфәр улы әл-Парау-И. 1784 – 1864. и “Шәехмулла Шәрәфу-Аддин хәзрәт Мәләйша улы (? – 1888)” и “Шәехмулла Махмүд хәзрәт”.

 

В передней части, севернее камня над могилой Валиахмат хазрэта Мухтар улы, расположились следующие захоронения:

·         Нигмәтуллина Гайниҗамал. Оныгы Ганиятов Рафик.

·         Имам Хәйдәр хәзрәт.

·         Хузяхметов Вали. 27.01.1901- 06.10.1986.

·         Хузяганиев Кәлимулла. Туды 1909, улде 1989 ел.

·         Галимов Мухаметша Хаметгалиевич. 1895 – 1969.

 

Южнее молельного домика тоже есть пара захоронений:

·         Сиразов Кашаф Сирази улы. 1886 – 1953.

·         Фаткулов Валиахмят Фаткулович. 1870 – 02.01.1948.

 

Рядом с могилой Абдул Жаббара бине Жэгъфар аль-Парави появился небольшой стенд, на котором разместились в рамочках следующие тексты:

 

·         Абдул Җаббар бине Җәгъфәр бине Абдул Гафур әл-Паравый. 1784 – 1864 г.г.

·         Әй минем каберем янында, нинди халдә бугланым турында уйланып басып торучы кеше! Кичә генә мин синең кебек идем, иртәгә син дә минем кебек булырсың!”

·         “Аллаһтан башка иляһ юк, Мөхәммәд (с.а.в.) Аллаһның Расуле.

Бу кабердә, Көръәни Кәрим һәм фәрештәләр белән дус булычы, нурлар эчендә балкып торган җәннәт бакчаларыннан бер бакча эчендә ятучы бик фазыләтле Шеһх, Мөршиде кәмиль, Накшибәндий тарикатында мөридләр тәрбияләргә рөхсәт бирелгән, Пейгамбәребез Мөхәммәд (с.а.в.) нең шәригатен кешеләргә дөрес иттереп матурайтып һәм һуш буйландырып аңлатучы, күренә торган һәм күренми торган, эчке һәм тышкы гыйлемләрне дингезе булган: Җәгъфәр улы Абдул Җаббар хазрәт күмелгән. Бөтен нәрсәне юктан бар кылучы Аллаһы Тәгаләнең анарга рахмәте булсын.”

·         Мине зиярат кылучы кеше әлбәттә белсен, Дөреслектә дә миңа килгән нәрсә анарга киләчәк.

(ягъни зиратыма килүче кеше белсен, тиздән бу хазрәт кебек бу доньядан ахырәткә күчәчәк, мәңге җир йөзендә яшәмиячәк)

Аллаһы Тәгаләнең рахмәтендә булсын шул кеше, кем мине зиярат итте һәм, Әй аллаһым шул бәндәңә рахмәтең белән мөгамәлә кыл дип дога кылды.

(ягьни кем шул кабердә ятучы кеше өчен, Аллаһ, бу кешене мәрхамәт итсен дип дога кылса, Аллаһы Тәгаләдә аны мәрхамәт итсен).”

 

Вот и я вынул из своей сумочки маленький сборничек мусульманских молитв, нашел нужную молитву и присев на корточки перед могилой ишана прочитал её:

Әссәләмү әләйкүм, әһлә ддияри  минә льмүмининә үә льмүслимин, үә иннә ин Әллаһү бикүм ләхикүн, нәсәлү ллаһә ләнә үәләкүмү льәфияһ”.

В переводе на татарски это звучит следующим образом:

Мөэминнәр һәм Мөселмәннәр булган кабер әһелләренә сәлам булсын! Чынлыкта, Аллаһ теләсә бездә сезгә кушылырбыз. Үзебезгә һәм сезгә Аллаһның иминлек сорыйм!”

 

Ещё будучи на кладбище мы услышали призывный звук азана, доносящийся со стороны сельской мечети. Значит служба в ней идет, и люди там есть. Поэтому было вполне естественным желание встретиться с ними. По переулочку мы спустились прямо к зданию мечети. Входная дверь была распахнута, внутри читали молитву. Мы с Чулпаном присели на ступенях крыльца и в ожидании окончания молитвы негромко беседовали между собой. Вскоре позади нас скрипнула дверь и на пороге стали появляться деревенские аксакалы. Наверное это были те же люди, которых я встретил после такой же службы в 2015 году, но к моему сожалению, их лица моя память не сумела сохранить. Однако один из них удивленно признес: Ильгизар, это ты? Да, это я. Какими судьбами в наших краях? Как давно я ждал этой встречи, - произнес человек задавший этот вопрос. Он представился и написал на небольшом листочке бумаги свое имя и адрес:

433523. Ульяновская область, Мелекесский район, село Боровка. Хузяхметов Рустам Туктар улы.

 

А Анас хазрят сказал: Мне уже за 90 лет. Становиться трудно проводить службы. Стараюсь подготовить себе замену. Вот Рустам Хузяхметов из моих самых лучших учеников.

Я кратенько рассказал о том, что нас пригласил в село Теплый Стан Самарской области дальний родственник моего спутника, Габдулла Гильманов, на празднование Курбан-Байрам. А мой спутник, Чулпан Юсупов, тоже из города Набережные Челны. Он является потомком, правнуком Ногман бая Вахитова из села Теплый Стан, корни которого ведут в село Боровка. Так и я тоже, можно сказать, Гильманов. Если мой отец Туктар ушел на военную службу Гильмановым, то вернулся уже Хузяхметовым. Имя его отца было Хужахмат, а деда – Гильман. Удалось ли тебе, Ильгизар, узнать что-нибудь новое про жизнь наших шейхов? Мы сами буквально по крупицам собираем сведения о них. Кажеться есть некоторые сведения. Однако на память наверное не смогу пересказать. У нас будет к тебе огромная просьба,- сказал Рустам абый: Перешли то, что тебе стало известно на наш адрес. Его я специально указал на бумаге. Хорошо, Рустам абый.

 

А удалось ли тебе, Ильгизар, пообщаться с Равилем Шафигуллиным проживающим в настоящее время в Дмитровграде? Он должен знать намного больше о истории нашего селения. К сожалению общения с Равилем абый у меня пока не получилось.

 

Старики проводили нас с Чулпаном до машины и мы очень тепло распрощались с ними. Приятно осознавать, что ещё в одном селении помнят о тебе и надеются на твою помощь. А у меня не выходят из головы пожелания Анаса хазрята, которые я услышал при нашей прошлой встрече: Память предков – великое дело. Святое дело начал ты, пусть удача сопровождает тебя на этом пути.

 

Время потихонечку приближалось к 2 часам пополудни. Голод все настойчивее напомил нам о том, что пора и подкрепиться. Так что, проехав ещё несколько километров, мы остановились перекусить. Местечко попалось подходящее, прямо напротив селения Новая Сахча, на опушке леса была выстроена беседка для отдыха проезжающих. Солнышко сегодня жгло нещадно, а в сени навеса при легких дуновениях ветерка посидеть было просто приятно. Моя Асия приготовила в дорогу солидный дорожный продуктовый набор, который за раз мы даже вдвоем не смогли осилить полностью. Разомлевшие, мы ещё немного отдохнули сидя в беседке. Отдохнули и снова в дорогу.

 

Лес, в тени дерев которого  спрятался Малый Черемшан, тянулся темно-зеленой полосой слева от дороги, постепенно все более приближаясь к ней. А после перекрестка с поворотом на Дмитровград и вовсе поглотил нашу трассу. Места для меня более чем знакомые. Где-то там за рекой и за лесом лежит деревня Старый Сантимир (Иске Исэнтимер). В этом селении много лет жил Исмагил Насретдин улы Шамасов. Он работал директором и был награжден за достойный труд Орденом Ленина. С его дочерью, Сальма апа, я познакомился в конце марта того же 2015 года. Тогда мы с Асей случайно попали на её день рождения – 89 лет. Тогда же мы познакомились с тремя её дочерьми: Алсу, Айзиряк и Чулпан. Старшая Алсу проживает в деревне Средний Сантимир, средняя Айзиряк в селе Абдреево, что совсем недалеко от Теплого Стана. По моим следам в Старый Сантимер приезжала двоюродная сестра Ляля апа Шаммасова из города Верхняя Пышма (пригород Екатеринбурга), которой 11 сентября 2017 года тоже истолнилось 90 лет. Сестры потеряли связь между собой и совсем не виделись много лет. А в прошлом году Сальма апа не стало.

 

С этой старинной деревней связана ещё одна история. Здесь проживает Рашида Шамазова 1961 года рождения, младшая сестра (сводная) Фирдаус, Флюры и Марса Айткуловых. Их отец Айткулов Талгат Шамсутдинович (1915-1999) уроженец башкирского селения Зирган, что под Стерлитамаком, был мужем Суюмбика апа Фахрутдиновой, дочери Файзрахмана Фахрутдинова, родившегося в деревне Кульбаево-Мараса. После того как Талгат и Суюмбика расстались у Талгата появилась новая семья в которой и родилась Рашида. Я предложил Чулпану: Может быть завернем в Старый Сантимир и поищем встречу с Рашидой? Но он отказался от такой затеи, сказав, что если бы с нами была Фирдаус, тогда это стоило бы сделать. Фирдаус и Рашида уже встречались и знают о существовании друг друга.

 

А ещё чуть южнее Старого Сантимира расположилось селение Старая Тюгальбуга. В этом селе родился и вырос  Анвар Лутфуллович Сабиров (1924-1993) – отец моей жены Асии. В этой деревне и сейчас проживают немало родственников Анвара Сабирова и мы стараемся бывать в ней ежегодно.

 

Но сегодня мы пролетаем мимо всех этих селений. Мы едем в Теплый Стан и нам осталось проехать всего около 50-ти километров. Село Александровка, станция Якушка, Новая Куликовка. Вот мы уже на трассе Ульяновск – Самара. Остался позади Высокий Колок, если повернуть по указателю, то можно попасть в село Абдреево-Лабитово. Вот и нужный нам перекресток. На указателе написано “Теплый Стан. 7 км.” Вскоре с пригорка открывается обширная панорама села, расположившегося по обоим берегам небольшой речушки, с устремлеными в небо минаретами всех своих трех мечетей.

 

Смотри, Чулпан! Вот здесь жили когда-то твои предки. А вот эти строения из красного кирпича были выстроены в начале 20-го века твоим прадедом Ногман баем Вахитовым. Миновав эти строения мы свернули направо. За деревьями белело здание сельской школы, а чуть подальше на обширном пустыре одиноко возвышалась старинная деревянная постройка, бревна которой стали уже почти черными от старости. Это раньше тоже была мечеть. Миновав крутой ложок мы выехали на площадь, в дальнем конце которой, на взгорке, возвышалась мечеть. Вот она мечеть “Колмаюр”, которую в 1906 году построили с участием Ногман бая Вахитова, а первым имамом этой мечети стал сын его родного брата Ахметгарай Гильман улы (1875-1962). От брата Гильмана и пошла фамилия Гильмановых. Габдулла Гильманов, внук Ахметгарай хазрята, и пригласил нас сюда. Сейчас мы подъедем к его дому.

 

Вот и уже знакомый мне дом, облицованный пеноблоками, под зеленой крышей. У ворот уже припаркована автомашина с башкирскими номерами. Габдулла встречает нас во дворе. Проходите. Как добрались? Нормально. Знакомьтесь – это Чулпан. Ассаламмагалейкум абзый!

 

Сегодня в родительском доме собрались все дети Рауфа и Хатиры Гильмановых.

·         Халида (1949 г.р.). Она была замужем за Исмагилом Насибулла улы Набиуллиным (1945-1990) приехала из Самары.

·         Габдулла (1954 г.р.). Его жена Сания Хайдар кызы Махмуриева (1958 г.р.) родом из села Нижние Челны Заинского района Татарстана сегодня не смогла присутствовать по причине того, что находится на работе в Самаре.

·         Магдания (1957 г.р.). Её муж Алик Мубаракжан улы Хабиров (1957 г.р.) родился на станции Абдуллино в Оренбургской области, проживают в Самаре.

·         Султанхамит (1957 г.р.). Его жена Сара Афак кызы Хатыпова (1957 г.р.) родилась в селе Имелеевка Большечерниговского района Самарской области, расположенного на реке Большой Иргиз на самом юге Самарской области. Проживают там же.

·         Хасан (1961 г.р.). Его жена Нурия Гали кызы Хайбуллина (1964 г.р.) родилась и выросла в селе Теплый Стан. Проживают в Самаре.

 

Не было только самого младшего сына Рауфа Гильманова – Хусаина (1963-1983), который погиб 20-ти летним парнем в Афганистане.

 

Все приехавшие высыпали во двор и мы там перезнакомились со всеми. Пожалуй Габдулла был рад нашему приезду больше всех. Потом нас завели в дом и накормили плотным обедом. Женщины привычно хлопотали на кухне, готовили угощение к завтаршнему праздничному столу, а у нас оказалось немного свободного времени. Я предложил Габдулле устроить для Чулпана небольшую экскурсию по деревне, а начать её с посещения кладбища.

 

Мы втроем уселись в машину и поехали по сельским улицам. Первая наша остановка была около старого здания мечети, что расположена неподалеку от школы. В этой мечети много лет служил муэдзином Мухаммадвали Вахитов, отец Ногман бая Вахитова. Сейчас это уже не действующая мечеть, её большое здание сиротливо возвышается над обрывистым берегом речушки. В последние годы жизни Мухаммадвали  ослеп и на службу добирался на ощупь. Однажды, в зимнюю пору, он не смог найти дорогу к своей мечети, оказался за обрывом и не смог выбраться оттуда. Односельчане обнаружили муэдзина уже умершим.

 

У этого старого здания, доживающего свой век, весьма интересная история. Эта мечеть называлась “мачинской”. Казачья Мачинская слобода сейчас уже не существут, а когда-то оно было расположено всего в 20 километрах от Самары, на реке Кинель и служила опорным пунктом засечной черты. Однако татар, жителей этого селения, очень беспокоили жители соседних русских селений. Дело дошло до того, что мусульмане вынуждены были покинуть эти места. Жители села были тесно связаны с жителями Теплого Стана и Филипповки родственными связями и часть жителей перебралась в эти селения, а другая, в поисках лучшей доли, перебралась в Сибирь.Там, неподалеку от Магнитогорска появилось селение с таким же названием Мача. В старом селении Мача было две мечети. Одну из них перевезли в Теплый Стан, а вторую в деревню Филипповка. Эти мечети в селе Мача были построены при помощи казанского купца Айтуганова, поэтому и при получение разрешения на перемещение пришлось просить у него помощи. В Казань отрядили на переговоры авторитетного Минлебая  бабая. Несмотря на большие трудности, Минлекай бабай смог выполнить порученное дело и решил вместе с Айтугановыми все нужные вопросы. Вернулся с планом мечети и разрешением на её восстановление. В Теплый Стан мечеть перевезли в разобранном виде на 70 парах быков на длинных телегах, которые назвались “рыдван”. Сруб мечети был выполнен из смолистых бревен сосны и ели, поэтому оно крепко стоит и поныне. А сельчане и сейчас теплым словом вспоминают Минлекай бабая. Эта “Мачинская” мечеть была в первой махалле селения Теплый Стан и произошло это в 1843 году. Последним имамом этой мечети был Мустафа хазрят Гильманов, которого в годы репрессий вместе с двумя сыновьями арестовали и приговорили к смертной казни.

 

А это наша сельская школа. Раньше на этом месте стоял большой деревянный дом Ногман бая Вахитова. В этом деревянном доме он жил со своей семьей в зимнее время, а на лето переселялся в каменный дом, который стоял напротив. В этом доме сейчас располагается администрация нашего сельского поселения – вот оно, и Габдулла показал на просторное кирпичное строение с развевающимся российским триколором. С главного фасада здания, обращенного в нашу сторону, на нас смотрели шесть высоких сводчатых окон и можно было понять, что одно из них превратилось в окно из парадного подъезда. Неумолимое время украсило щербинками декоры по углам, пилястрам и карнизу. Через облупившуюся побелку проглядывала красно-кирпичная кладка стен. Пластиковые окна и огромная тарелка спутникового телевидения совсем не украшали старинную усадьбу, а неуклюжие пристройки просто уродовали её.

 

Здесь целый квартал занимали строения принадлежащие купцу второй гильдии Ногману хаджи Вахитову, который занимался скупкой, обработкой и продажей шкур крупного рогатого скота. Он торговал даже на Макарьевской ярмарке под Нижним Новгородом. Не все из этих строений смогли пережить свой столетний юбилей. Вот в этом здании, расположенном у самой дороги, с фасадом богато украшенным кирпичным декором был магазин купца. И этот фасад изуродован нелепой пристройкой. Позднее в этом здании была наша библиотека и дом культуры. Следом за ним, по направлению к въезду в село, располагались многочисленные склады, из которых сохранилось только ближайшее строение. В глубине квартала стоит громада бывшей паровой мельницы. Кровля её уже провалилась внутрь помещения и только стены все так же гордо несут на себе витиеватые узоры карнизов и обрамления проемов. Створки ворот все те же, те самые, которые были навешены при строительстве, со старинными петлями и засовами, украшенные орнаментом, только изрядно проржавевшие. Часть оконных проемов заложено кирпичом и только в некоторых уцелели кованные решетки, заложенные ещё при кладке стен, закрытые изнутри проржавевшим кровельным железом. Несмотря на разруху, царящую здесь, строения из кирпича впечатляют. Они вольготно расположились на обширной площади. Чистые фасады из красного кирпича, каждый кирпичик оттеняется светлой полоской раствора. Каждый проем, будь то ворота, дверь или окно, украшен декором из резного кирпича. Такая же кипричная вязь тянется по всем карнизам. Видно, что купец строился не скупясь и добротно.

 

Мы поднялись по дороге на пригорок и свернули налево к сельскому зиарату. Кладбище расположено на северной окраине села и занимает площадь около 8 гектаров. Оно размерами 400 на 200 метров и вытянуто в северном направлении. Кладбище единственное в селе, средняя его часть с древними захоронениями преставляет собой полянки перемежающиеся с кустами. Современные захоронения дополняются по его периметру, кроме западной стороны, ограниченной ручьем в небольшой балке. Ограда выполнена из просечной стали, окрашена в зеленый цвет и украшена узором по верху. Габдулла попросил нас подъехать к калитке, расположенной на южной стороне: Здесь располагаются могилы нашей семьи. Мы вошли в калитку и прошли метров 20 в западном направлении. Вот здесь, мы с трудом продираемся в чащу кустов американского клена, есть могила Мухаммавали Вахитова, отца Ногман бая. Среди молодых побегов сирени виден округлый известняковый камень весь изпещренный арабской вязью на кирпичном замшелом основании. Вот она. Эти записи нами уже прочитаны, я тебе их показывал. Да, действительно у меня есть даже снимок этого текста.

 

Камень на могиле Мухаматвали Вахитова. Надпись гласит:

 Алгы ягында:

Лә иләһә иллә лләһе Мөхәммә дөррә сүлүллаһ.

Мәркаде мәрхүм Мөхәммәд-Вәли бен Габд... бен Минлекай, рахимүһүллаһы

Тәгалә рахмәтен вәсигатән. Туплида Беренче мәхәлләдә 60 ел мөәззин улыб 85 яшәндә җомга көн иртихал әйләде.”

Бер ягында:

Вафат тарихы 1327 дә 9-нчы зөлхиҗҗәдә.”

Икенче ягында:

Виладәте 1823-нче сәнәдә.”

Арткы ягында:

Вафат тарихы руми 1908 дә 18-нчы декабрендә.”

 

В переводе на русский язык: “Здесь покоится прах Мухаммада-Вали сына Габд... бин Минлекай, который в течении 60 лет служил муэдзином в первой мечети села Теплый Стан. Он умер в возрасте 85 лет в благословенный пятничный день. Родился в 1823 году, умер в 1908 году.” Можно предположить, что нечитаемое имя было Габдельвахит.

 

В книге “Течение жизни” приводятся такие сведения о родословной Мухаммадвали муэдзина: Вахит прибыл из села Парау, его сын Вали – муэдзин в Мачинской мечети, сыновья Вали – Нугман, Гильман и дочь Фарзана. Сыновья Нугмана – Ахмет, Махмут, Исхак. Сыновья Гильмана – Ахметгерей, Мустафа муэдзин, Хасан, Хусаин, Габдулла.

 

Получается, что отец Габдельвахита – Минлекай жил в селе Парау (Боровка). А годы рождения, можно предположить условно, отняв по 25 лет: Мухаммадвали (1823) – Габдельвахит (1798) – Минлекай (1773).

 

Это очень хорошо, что могила знаменитого предка известна потомкам. А вот где находится могила Ногман хаджи Вахитова не знает никто. Мы снова продираемся сквозь заросли клена. Какой живучий этот “американец”, - сетует Габдулла. Ежегодно вырубаем кусты, а он все отрастает, да все больше и больше. Пробую в этом году применить “химическое оружие”, произвел обработку одним препаратом поближе к осени, чтобы до ноября  растение настолько ослабло, что не смогло пережить зиму.

 

Здесь же, поближе к ограде расположились захоронения деда, отца и младшего брата Габдуллы Гильманова:

 

Гильманов Ахметгәрәй Гильман улы (20.07.1875 – 08.08.1962).

Гильманов Габдрауф Ахмәтгәрәй улы (20.09.1920 – 20.08.1976).

Гильманов Хусаин Рауфович (11.10.1963 – 18.04.1983). Погиб при исполнении служебных обязанностей.

 

А маму похоронили в другом месте, на восточной стороне кладбища. Вот она:

Гильманова Хатирә Хафиятулла кызы (20.02.1923 – 20.05.2017).

А здесь покоятся её родственники:

Иманаева Җария Хафиятулла кызы (20.03.1937 – 28.08.2015).

Сөләйманова Җария Мөхәммәтзакир кызы (15.05.1931 – 05.09.2005).

 

На выходе из кладбища Габдулла предложил: Ильгизар, а сфотографируй нас здесь. Так появилось пара интересных снимков.

 

Мы снова выбрались на въездную дорогу. Внизу быловидно практически все селение, вольготно раскинувшееся в долине безымянной речушки. Прямо напротив нас вонзился в небо острый силуэт мечети и мы направились к ней.

 

Это “Таш мечеть” или Каменная. Наэтом месте в 1873 году была выстроена вторая, после Мачинской, деревянная мечеть. Но она смогла простоять здесь всего 20 лет. В 1893 году она сгорела припожаре. Через два года жители приняли решения строить на этим месте каменную мечеть. Однако строительство этой мечети шло очень трудно из-за нехватки средств. “Таш мечеть” была построена только в 1904 году. А минарет на ней воздвигли плотники из села Рязап (Старый Баран) в 1905 году. В медресе при этой мечети впервые было организовано обучение девочек. Обучение вела Бибиасма абыстай, дочь имама Хайруллы хазрята Камалетдинова. В этой мечети служили Камалетдиновы: Хайрулла мулла Камалетдин улы, Ярулла мулла Камалетдин улы, Набиулла мулла Ярулла улы, Ибрагим мулла Хайрулла улы. В настоящее время обязанности муллы исполняет Наиль хазрят Гыйматдинов, который многие годы работал учителем в школе селения Теплый Стан. Габдулла хотел нам показать внутреннее убранство мечети, но не смог отыскать ключа от входной двери.

 

В это время к нам приблизился худощавый пожилой человек в темном костюме и с каляпушем на голове. Габдулла почтительно поздоровался с ним, представил и нас. Это хазрят “Яна мечети” (Новой мечети) Туктаргали Минневали Муталлапов (1952 г.р.). А это правнук Ногман бая Вахитова, показал он на Чулпана. А-а-а! Рэхим итегез топ нигезенэ. Добро пожаловать на родину предков. Это про Сабакаевскую мечеть, - переспросия я. Туктаргали изумленно посмотрел на меня: Да! Габдулла поспешил сказать: Ильгизар интересуется историей селения и довольно многое успел узнать о нем. Мне уже было известно, что Новая мечеть была выстроена в восточной части селения, которая ранее была отдельной деревней с названием Сабакаево (от слова “сабак” – урок). Деревня Сабакаево была основана переселенцами из села Сабакаево Мелекесского района и до 1928 года имела отдельный от Теплого Стана статус. Второе её название – Сосновый Овраг говорит само за себя. Здесь росли могучие сосны. Габдулла напомнил Туктаргали хазряту о завтрашнем событии в его доме и просил прийти туда.

Мы же направились в сторону “Яна мечети”.

 

В 1904 году плотники из селения Иске Рэжэп (Старый Баран) Чистопольского уезда Казанской губернии подняли минареты двух мечетей селения Теплый Стан: Таш мечети и Яна мечети. А службу в новой мечети начали приехавшие из селения Атнагул (Аллагулово) Гильман хазрят и его жена Мамдуна абыстай. В 1930-е годы, как и это было по всей стране, мечеть была закрыта. Снова она смогла открыться только в послевоенное время, в 1946 году, когда гонения на религию несколько поубавились. Имамом здесь стал Ахматгарай Гильманов, который ранее служил в мечети “Колмаер”. Несмотря на то, что Ахматгараю пришлось несколько лет провести за решеткой, он не побоялся вновь приступить к исполнению обязанностей муллы.

 

С годами здание мечети сильно обветшало и в 2002 году Мухамматжан бабай Лотфуллин обратился к односельчанам с просьбой помочь восстановить мечеть построенную ещё его дедом. Получив поддержку Мухамматжан с тремя своми сыновьями обновили мечеть. Обязанности имама в ней стал исполнять Фатых хазрят, а муэдзина - Андаржан Гайнетдинов. Однако жизнь обновленной мечети оказалась недолгой. Во время неожиданного пожара в 2004 году она полностью сгорела. И снова весь народ собрался на восстановление мечети. Не остались в стороне и состоятельные выходцы из села. Под руководством Жэудата Шарапова буквально за три месяца мечеть была выстроена в камне.

 

В этой мечети служили имамами: Мухтар хазрят, Ярулла мулла Камалетдин улы, Гилдьман мулла Мухтар улы, Халим Канафиев (муэдзин, который исполнял обязанности муллы), Шакиржан муэдзин Халим улы, Хуснулла муэдзин Мухамматвали улы (Канафиев), Ахметжан муэдзин, Минвали хазрят Муталлапов. Сын последнего, Туктаргали,  сейчас служит здесь имамом.

 

Последняя наша остановка была около мечети “Колмаер”, которая была выстроена в 1906 году при помощи Ногман бая Вахитова, прадеда нашего спутника Чулпана Габбасовича Юсупова. Об этом событии рассказывал Мухаммат бабай Лотфуллин: Мой дедушка Даут вместе с тремя своими сыновьями взялся построить эту мечеть. Сначала заготовили строительный материал, бревна, которые привезли из казанского края, неподалеку от Кизляу авыла (Курманаево). Вскоре мечеть была готова, а рядом поставили дом для имама. Первый азан с минарета мечети прозвучал в исполнении Халиуллы бабая, сына Даута бабая. Первым имамом мечети “Колмаер” стал Ахметгарай хазрят Гильманов (Вахитов), а вторым имамом в 1914 году, сразу после окончания медресе в Кизляу, стал сын Хайруллы муллы Исмагил хазрят Камалетдинов. Что касается судьбы Ахметгарая Гильманова, то известно, что в 1904 году он окончил обучение в Курманаевском (Кизляу) медресе в возрасте 29 лет. Уже через пару лет рядом с мечетью было построено здание медресе, которое получило название  “Сагыйрия”. Служение его на религиозном посту пришлось на очень трудные годы: Первая мировая война, революция, Гражданская война, голод, коллективизация, репрессии. В 1931 году его арестовали в первый раз. После того как Ахметгарай через пять лет вышел на свободу произошел второй арест, на этот раз на 10 лет. На свободе он оказался через 7 лет только в 1944 году. И не смотря на это он до самой своей смерти в 1962 году не побоялся исполнять обязанности имама в родном селе.

 

Мечеть тоже позверглась репрессиям. В 1930 году её закрыли. С тех пор она выполняла много разных функций: была и детским садиком, и колхозным амбаром, и складом для удобрений. С годами её здание обветшало, кровля прохудилась, полы прогнили, минарет провалился внутрь помещения. Но все же настали и для неё радостные времена - началась работа по восстановлению мечети. Среди первых, кто затеял это богоугодное дело, были Мухамметжан Мирза бабай улы Летфуллин и внук Ахметгарая хазрята Габдуллажан Габдрауф улы Гильманов. Все жители махалли, многие из тех, кто давно покинул родное селение и проживают в других городах, приняли самое активное участие в восстановлении этого памятного сооружения. Его торжественное открытие произошло в год столетия рождения мечети “Колмаер”, в 2006 году, и на нем присутствовали гости очень высокого ранга. Это губернатор Константин Титов, муфтий регионального отделения Духовного управления Вагиз хазрят Яруллин, руководитель Центрального Духовного управления мусульман муфтий Шайхельислам Талгат хазрят Таджутдин, старший имам Сызранской мечети Ильгизар хазрят Сагдиев и многие другие официальные лица. И начиная с 3 июня 2006 года,  как в старые добрые времена, снова каждый день с её минарета пятикратно звучит азан, призывающий правоверных к молитве.

 

Габдулла Гильманов показал нам свои владения. Мы вошли внутрь здания мечети и оказались в техническом этаже. Здесь разместилась котельная и другие складские помещения. По винтовой деревянной летнице поднялись на второй уровень. Габдулла ласково гладил отшлифованные ступени: Это моя работа. Я сам сделал эту лестницу. Дело для меня знакомое, ведь в Самаре я занимался изготовлением деревянных конструкций. Здесь на втором этаже два зала, первый для разных административных дел, а второй большой зал для моления с михрабом в дальнем его конце. Полы выстелены мягкими коврами,скрадывающие даже случайные шорохи. Сейчас здесь пусто, а я вспоминаю 2015 год, когда я этом зале я попал на пятничную молитву.Тогда я молился  в одном ряду с пожилыми аксакалами и совсем юными жителями махалли Колмаер.

 

Дома нас уже потеряли. Гостей ещё прибыло и после сытного ужина мы сидели и разговаривали  с Султанхамитом Рауфовичем Гильмановым, младшим братом Габдуллы. Султанхамит проживает на самом юге Самарской области в башкирском селении Имелеевка, расположившемся на берегу реки Большой Иргиз. Его жена, Сара Афак кызы Хатыпова родилась и выросла в этом селении. Хороший рассказчик, Султанхамит не давал гостям скучать. Про себя же сказал, что работает сантехником. Уже возвратясь домой я нашел в интернете упоминание о том, что ещё пару лет тому назад Султанхамит Гильманов был депутатом Губернской Самарской Думы. Там же было указано, что он работает мастером в МУП “Теплоэнергосеть”. Вот так, знай наших.

 

Тем временем за окном уже совсем стемнело, однако ночь была на удивление теплой. Большие звезды висели над самой головой, тишину нарушали только трели цикад. Так хорошо и спокойно было вдали от шума большого города. Спать мы вас отведем к соседям, - сказал Габдулла. Там вам будет поспокойнее. Мы вышли из ворот и прямо через огород, весь заросший высоким бурьяном, прошли в задний двор соседнего дома. Наши соседи постоянно проживают в Самаре, а сюда, в отчий дом, приезжают только отдохнуть. Знакомтесь: Рашит и Марьям Батровы. Габдулла представил нас хозяевам дома. В большой комнате для нас, прямо на полу, уже была приготовлена постель. Давно мне не приходилось спать вот так, как часто бывало в детстве, когда в наш дом приезжали многочисленные гости. Утомленные за сегодняшний, очень длинный день, мы как-то сразу погрузились в сон.

 

Среди ночи неожиданно, прямо над головой, раздался громкий призывный звук азана. Оказывается мы устроились почти под самым минаретом мечети. Я посмотрел который час, было половина четвертого. Половина четвертого по местному времени. Вот, подумал я, и Габдулла тоже сейчас в мечети. Было хорошо слышно каждое слово распевно произносимое невидимым муэдзином. А после окончания призыва тишина стала как будто ещё плотнее.

 

Утром Марьям пригласила нас попить чаю с очпочмаками. За столом у нас завязался непринужденный разговор. Марьям Хатимулла кызы Гарифуллина родилась в 1957 году в этом доме, который был построен её отцом. А в соседнем доме жил её дедушка Галиулла бабай Гарифуллин. Галиулла купил дом, в котором до 1927 года проживал хазрят Ахметгарай Гильманов, в том доме и сейчас проживают внуки Галиуллы. Муж Марьям Гарифуллиной – Рашит Исмагил улы Батров родился в 1954 году тоже в Теплом Стане. Рашит и Марьям живут в Самаре, в родительском доме бывают не часто. Поэтому здесь некое запустение. Мы в свою очередь рассказали о судьбе своих предков и нашей связи с селением Теплый Стан.

 

Тем временем время близилось к 9 часам, пора было показаться в доме Габдуллы Гильманова. К его дому не спеша прибывали приглашенные на меджлис гости. В большой комнате были выставлены столы, образовав большую букву П. В голове стола были посажены самые уважаемые люди: мулла мечети “Колмаер” Шэкерт Шафиг улы Хайруллин (1970 г.р.), уже знакомый нам имам мечети “Сабакай” Туктаргали хазрят Миневали улы Муталлапов и ещё несколько пожилых достойных людей, имена которых Габдулла не стал мне называть. Нашлось здесь место и для нас с Чулпаном Юсуповым. Всего за столом расселось около 25 мужчин и 12 человек женщин. Имам мечети “Колмаер” прочитал некоторые суры из Корана, дал прочитать молитвы и некоторым из гсстей. В молитве были произнесены имена многих людей из рода Гильмановых уже отошедших в мир иной. Потом была нравоучительная беседа на религиозную тему. Раздача садака была выполнена практически всеми присутствующими. Ни я, ни Чулпан оказались не готовы к такому событию. Поэтому все полученные денежки я пожертвовал на нужды мечети.

 

На столе были выставлены различные яства, как это обычно бывает в таких случаях. А вот раздача первого и второго блюда происходило несколько отлично от привычного для меня мелькания вереницы женщин-носильщиц снующих между кухней и гостями. В комнату были внесены две или три нарядные посудины с горячим супом и одновременно два-три мужчины в разных концах стола очень быстро наполнили и поставили тарелки с дымящейся лапшой перед каждым сидящим. Точно так же произошло и при подаче второго блюда – картофельного пюре с мелко нарезанными кусочками мяса курицы и говядины. В итоге обошлось безо всякой толкотни в дверях.

 

После окончания трапезы были сказаны слова благодарности в адрес хозяев дома. В ответном слове Габдулла вспомнил завет своего отца Габдрауфа Гильманова принимать гостей в доме, устраивать подобные меджлисы. Вот гости не спеша потянулись к выходу на свежий воздух. Женщины вручали уходящим пакеты с подарками или угощением для тех, кто не смог попасть на торжество. Вскоре во дворе остались только самые близкие родственники. Чулпан подсказал мне, давай устроим фотосессию. Так у нас появились фотоснимки, на которых остались запечатлены родные лица в далеком самарском селении Теплый Стан. Чулпан, очевидно вспомнив рассказы старших братьев или дядюшек о поведении братьев своего отца, даже устроил небольшой митинг. Взяв в руки копии фотографий из своего архива он рассказывал о истории своей семьи, Асхате Фахри, Гавасе Юсупове, Кутдусе Фахрутдинове, о жизни в Узбекистане, о родственных связях с семьей Хади Такташа и известных разведчиках Хамзиных. Свое выступление Чулпан закончил пожеланием снова собраться и сфотографироваться вот в такой большой компании, но уже людьми следующего поколения. Эти традиции не должны быть потеряны.

 

Но вот нас снова пригласили к столу. На этот раз все женщины уселись пообедать, ну и за компанию пригласили нас. Кушать не хотелось и сидя за столом я разговорился с ещё одним человеком. Это был Мухаметзянов Рамиль Амир улы (1961 г.р.). Он был супругом Нуржан Хуснулла кызы Ханеевой (1958 г.р.) – дочерью Зэмзэмия Ахметгарай  кызы Гильмановой. Рамиль и Нуржан проживают в башкирском городе Октябрьский, расположенном на самой границе с Татарстаном. Отец Рамиля родился и вырос в деревне Туркменево, что сейчас примыкает к северной границе города Октябрьский. Мои корешки тоже из тех краев. В селении Кзыл-Яр, находящемся буквально в  5 километрах от окраины города, родились мой дед Миргасим Тимергазин и его отец Ахметнаби, которые были указными имамами. В деревне Дым-Тамак родился мой отец Анвар, а деревня Старые Уруссу – родина моей бабушки Каримы, жены Миргасима муллы. Отец Каримы, Исмагил Мухаметша улы Давлетьяров, принадлежал к очень древнему и известному роду мурз из каринских татар. Так что у нас с Рамилем быстро нашлась общая тема для разговора. Я рассказывал ему о своих поездках в тот район, поисках следов пребывания моих предков.

 

Время ещё только-только перевалило за полдень. Прибывшие издалека гости стали потихонечку собираться в обратный путь, а у нас похоже выпадает свободное окно. Ведь ночевать сегодня мы тоже будем в Теплом Стане. Была у меня ещё одна мысль – попробовать добраться до селения Аллагулово Мелекесского района Ульяновской области.

 

В этом селении в 1901 году родился Ахмат-Гарай Нурулла улы Губайдуллин – отец Розы Ахмедовны (Губайдуллиной) Юсуповой, жены Марата Габбасовича Юсупова, старшего брата моего спутника Чулпана Габбасовича. Старший брат Розы Ахмедовны – Нариман Ахмедович Губайдуллин оставил после себя очень интересные воспоминания о истории своего рода. Распечатка этих рассказов Наримана Губайдуллина у меня была заранее припасена для такого случая. Мне хотелось бы оставить их кому-нибудь неравнодушному человеку из этого селения для того, чтобы для односельчан смогла открыться ещё одна страница из жизни их земляков. Совсем недавно, в 2015 году из под пера жителя Дмитровграда (Мелекеса) Рината Илькина вышла в свет книга “История Аллагулово (Атнагыл)”. Эту книгу я приметил ещё на полках выставки на съезде краеведов в Казани, который прошел в конце марта 2017 года. А ещё раньше мне в руки попала его книга “История села Филипповка” вышедшая в 2016 году. “Историю Аллагулово” я долго и безуспешно искал. А 12 мая 2017 года я получил, через попутчика, эту книгу от Габдуллы Гильманова. Он очень серьезно отнесся к моим переживаниям по поводу поисков этого издания, поехал в Дмитровград и сумел получить ксерокопию книги. За такое участие я очень благодарен Габдулле. Вообще у нас с ним сложились очень дружеские, родственные отношения. Примерно такого же он ожидал от Чулпана Юсупова, но видимо их отношения пока они не доросли до такого уровня.

К своему удивлению, прочитав книгу “История Аллагулово”, я не нашел никаких сведений о Губайдуллиных. Хотя в становлении села в начале 20-го века их фамилия внесла заметный вклад. Единственное упоминание о них я обнаружил на 23 странице издания.

Приведу его дословно:

Работавшие в школе в тридцатые и сороковые года учителя, свои и приезжие, ставшие своими, оставили яркий след в истории села. Их имена вписаны в историю села светлыми страницами: .... из Аллагулова – Нафиса апа, Гарай Губайдуллин, ... .”

 

Здесь упоминаются Нафиса апа Мухаммадвали кызы Асанова – жена Ахмад-Гарая Губайдуллина, которая родом из села Абдреево (Лабитово) и Гарай Губайдуллин (1897 г.р.) – старший брат Ахмат-Гарая. Кстати в книге “Течение жизни” говориться о том, что в 1922-1924 годах в школе села Теплый Стан работал учителем Гарай Губайдуллин из селения Аллагулово. Очевидно, что к моменту написания книги, в селе не нашлось людей, которые бы вспомнили об этом семействе. Мне хотелось восполнить этот пробел.

 

Ещё в процессе подготовки к поездке я прикинул такую возможность поездки в Аллагулово. От Теплого Стана до неё было немногим болльше 70 километров. Это ведь совсем немного, если учесть, что от Набережных Челнов мы удалились почти на 400 километров. Чулпан тоже поддержал меня и вот мы уже в пути.

 

Катим по весьма разбитой дороге в сторону Ульяновска, и буквально перед самым Дмитровградом поворачиваем налево, на юг. Здесь дорога получше, видимо из-за того, что движение по ней не такое интенсивное. Миновали селения Собакаево, Лебяжье, а в Степной Васильевке повернули снова налево, на Аллагулово или Атнагыл авыл. Справа от дороги мелькнуло синевой зеркальце небольшого пруда, вот и село. Аллагулово.

 

Не спеша катим по Центральной улице селения. Вот по левой стороне приметили минарет мечети. А чуть не доезжая до неё, у одного из домов по левой стороне улицы, видим небольшую группу пожилых людей, в основном мужчин, стариков в татарских тюбетейках и в чистых одеждах.Часть их стоит кружком перед воротами усадьбы, часть заняла обе скамейки на высоком крыльце дома. Вдоль по улице тоже заметили несколько человек, явно направляющихся в ту же сторону. Похоже, что намечается какое-то событие. Остановив машину, мы с Чулпаном направились в сторону сельских аксакалов. Исэнмесез-саумысыз. Курбан-Байрам белэн всех Вас. Поздоровались с каждым по мусульмански двумя руками. Что собрало вас здесь в этот час, - задал я интересующий меня вопрос: Не горе ли? Нет не горе. Тогда наверное праздник. Да, меджлис.

 

А мы издалека, из Набережных Челнов. Наши родственники когда-то выехали из этого селения в Среднюю Азию. Нас пригласили на Курбан-Байрам в Теплый Стан и мы решили воспользоваться случаем посетить Аллагулово. Я ищу контакта с Ринатом Илькиным сегодняшним жителем Дмитровграда, а родина его Аллагулово, хочу передать ему рассказ о судьбе одной семьи выходцев из этого селения. Ринат мой двоюродный брат, -  отозвался один из сидящих на скамейке крыльца. Я смогу это сделать. Тут и другие аксакалы включились в разговор. Вроде Ринат и сейчас в Аллагулово. Собирался уехать, но кажется ещё здесь. Не сможете ли подсказать, как найти его дом? Конечно подскажем. После мечети поверните налево, через переулочек, на соседнюю улицу, она называется Школьная, и чуть подальше будет небольшой домик Илькиных.

 

Хоть и не сразу, но вскоре мы оказались у нужного дома. Небольшой домик под красной крышей из профнастила, облицованный светлым сайдингом. Проезд к воротам перегорожен парой жердей, крест на крест, опирающихся одним концом на ограду, а другим на землю. За ними стоит автомобиль с распахнутыми дверями, в который из дома выносят и складывают вещи семейная пара, муж и жена. Невысокого роста коренастый мужчина, примерно нашего возраста с седой бородкой подошел к нам и поздоровался: Вы что-то хотели? Мы представились и сообщили причину своего появления здесь. Не обессудьте, собираемся уезжать на “зимовку” в Дмитровград. Внук пошел в школу и там нужна наша помощь. А чего мы стоим здесь, проходите в дом.

 

Наверное будет уместным привести здесь несколько слов о нашем собеседнике:

 

«Илькин Ринат Басырович родился 25 апреля,(по документам 28 июня) 1947 года в селе Аллагулово Мелекесского района, Ульяновской области. Ринат Басырович работал лаборантом в материаловедческом отделе НИИАРа, инженером в Димитровградском филиале Ульяновского политехнического института, заместителем начальника Автошколы ДОСААФ, инструктором Городского комитета КПСС, заместителем генерального директора Мулловской суконной фабрики, начальником организационного отдела Совета депутатов Мелекесского района. Избирался депутатом Димитровградского Совета народных депутатов 15,16,17-го созывов. В настоящее время Ринат Басырович находится на заслуженном отдыхе. Илькин Р.Б. автор нескольких книг. «Мы все у времени в плену» (2012 г.) - избранная лирика на русском языке. «Кружится шар земной, кружится» (2013 г.) - стихи и переводы на татарском языке. «Вот так проходят годы» (2016 г.) - публиковавшиеся ранее и неопубликованные стихотворения и переводы на русском языке. Его перу принадлежат слова Гимна Мелекесского района. Ринат Басырович активно занимается изучением истории родного края, в 2015 году вышла в свет его книга «История села Аллагулово (Атнагыл)», посвященная истории родного села. В 2016 году вышла книга «История села Филипповка».

Мы прошли в дом и присели у небольшого стола в дальней комнате. Возникло небольшое замешательство пред началом разговора. По старшинству я уступил слово Чулпану Габбасовичу и он начал с показа общих фотографий родственников, снятых ещё в узбекском Байтоке. Вот здесь на фотографии можно видеть Губайдуллиных, родина которых Аллагулово. Вот здесь Хамзины, родственники легендарных разведчиков Исхака и Ирен Хамзиных. Вот здесь Рафаэль Такташ, сын знаменитого Хади Такташа. Его мама Гульчира тоже была из Хамзиных. Эта информация очень заинтересовала Рината Илькина и он попросил переслать ему эти фотографии с указанием имен каждого изображенного на них человека. Это будут материалы для музея Хади Такташа, кторый собираются открыть в селе Аллагулово.

А я начал с книги “История села Аллагулово”. Вот с помощью жителя села Теплый Стан Габдуллы Гильманова мне в руки попала ваша книга, в которой я нашел всего в одном месте упоминание о семье Губайдуллиных. Ну-ка, ну-ка покажите где это. Я открыл нужную страницу и показал подчеркнутую мной ранее фразу. Да. Все верно. А у меня есть распечатка рассказа-воспоминаний Наримана Губайдуллина, чей отец родился и вырос в этом селении. Похоже, что вам об этой семье почти ничего неизвестно. Хотелось бы восполнить этот пробел. Вручаю его вам. Спасибо, я обязательно познакомлюсь с его содержанием.

А вам, в свою очередь, я хотел показать некоторые свои материалы. И вскоре Ринат Басырович вернулся в комнату с небольшой красной папкой. Здесь собраны материалы по истории села Аллагулово, найденные в различных архивах и попытка собрать свою родословную. Здесь были материалы переписей 1900 и 1917 годов, Ревизских сказок и других источников в которых были зафиксированы имена жителей села. По этим материалам мне почти удалось собрать свою родословную, в которой не хватает единственного звена в череде поколений предков. И я уверен, что мне в итоге удастся его соединить. Наш род, Илькиных, из мурзинских родов и история его весьма древняя. Он продолжает историю рода Шигаевых (Сожалею, что не получилось включить диктофон и увлекательный рассказ Рината Илькина остался только в нашей памяти.). Селения в которых проживали Илькины есть в Башкортостане и в Татарстане, в Менделеевском районе. Да, мне знакомо название этого небольшого селения, Илькино, расположенного в 5 километрах северо-западнее райцентра Менделеевск. (В Илькино была выдана замуж мама моей тетушки Рахимы апа Гайфуллиной из города Елабуга. Её имя - Фаима Халим хазрят кызы Сайфуллина (1897-1988). – И.А.)

Вот что нашел в интернете про мурз Илькиных:

Илькины

Мурзы И. в ХVIII―ХIХ вв. проживали в д. Илькино Елабужского у. Вятской губ. (ныне Менделеевский район РТ). Представители рода владели поместьем по р. Юграш, которая была пожалована царем Алексеем Михайловичем в 1673 г. служилому слободскому татарину Иштиряку Шигаеву ― предку мурз Илькиных. В конце ХVIII в. И. продали поместье по р. Юграш Тевкелевым [1]. Позднее, фамилия И. зафиксирована среди стерлитамакского купечества.»

Здесь упоминание о “служилом слободском татарине” свидетельствует о том, что Иштиряк Шигаев был из каринских татар. А ведь и мои предки, мурзы Давлетьяровы, тоже причисляют себя к ним.

Я передал Ринату Илькину листочек со своими координатами. Надеюсь, что нам удастся поддерживать связь. Ринат в свою очередь записал для меня свои координаты в городе Дмитровграде. Возможно после того, как Ринат ознакомиться с записями Наримана Губайдуллина в его архиве найдется информация и о предках рода Губайдуллиных в селе Аллагулово.  Я очень на это надеюсь.

На прощание он вручил Чулпану две небольшие книжечки - сборники своих стихов. Наверное нам пора. Похоже, что мы несколько нарушили планы Илькиных своим появлением. Его супруга терпеливо ожидала мужа сидя в автомобиле, мне показалось, что она уже привычна к таким неожиданным задержкам. Мы тепло попрощались перед фасадом отцовского дома Рината, получилось и фото на память.

Возвращаемся в Теплый Стан. У нас получилась весьма удачная поездка в Аллагулово. А о личной встрече с Ринатом Илькиным я только мечтал.

К нашему возвращению дом Габдуллы Гильманова опустел, все, кто приезжал на торжество, разъехались по своим городам и весям. Сам Габдулла встретил нас с улыбкой: Как съездили? На удивление, получилось очень хорошо. Даже удалось познакомиться с Ринатом Илькиным. Кстати в его рассказе звучало, что и в Теплом Стане он иногда бывает. Наверное вы проголодались, присаживайтесь за стол будем ужинать. За ужином наш разговор крутился вокруг исторической темы. А ты знаешь, - сказал Габдулла, - в Самарской мечети есть родословие имамов, которое начинается от пророка Мухаммада. Это очень большой свиток, длиной в несколько метров. Интересно, а можно ли его увидеть? Можно, по просьбе его показывают людям. Я попробую добыть его электронную версию – она существует.

Вот и ещё один день позади. За окном снова темная-претемная ночь. Сегодня уже заметно похолодало, а завтра вообще ожидается до 15 градусов и дождь. Но нам это уже не страшно. Ведь завтра, в дорогу домой, поедем только по асфальтированным дорогам.

Понедельник, 4 сентября. Наутро мы уже в пути. Село Борма укуталась пеленой утреннего тумана. Вот и трасса Самара – Кошки. Движение по ней в это время не очень активное. Дорога мне хороша знакома, поэтому едем спокойно. Вот уже и Самарская область осталась позади. Мы в Татарстане. Проехали по кривым улочкам Нурлата и вырвались на дорогу в Набережные Челны. Скоро у нас будет первая остановка. Село Курманаево или как его называли в старину Кизляу, в котором находится знаменитое медресе Губайдуллиных. Здесь важно не попасть в плен звучания одинаковых фамилий. В данном случае речь идет о Губайдуллиных из рода Алишевых.

Прямо перед селом Бурметьево, лежащем на большой дороге, мы видим указатель – “Курманаево”, нам направо. Эти два села практически слились между собой. Ещё немного попетляв по улицам старинного татарского селения мы оказались у ограды Курманаевской средней школы. Школа эта расположилась в просторном здании Кизляусского медресе, которое было выстроено в 1913 году. А к строительству этого медресе приложил руку и Ногман бай Вахитов из Теплого Стана. Смотри, Чулпан Габбасович, вот тоже следы деятельности твоего прадеда.

Краснокирпичное двухэтажное здание с высокими арочными окнами, фасад которого был богато украшен выступающим кирпичным орнаментом, расположилось на обширной площади на самом берегу реки Малый Черемшан. Прямо перед ним блистал золотыми панелями списка участников мемориал Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. На нем увековечены имена 197 односельчан, сложивших головы на полях сражений, и 123 человек, сумевших вернуться живыми в родное село.

Двери главного входа были заперты, и в здание школы мы попали через запасный выход, расположенный с противоположной стороны здания. Гулкие школьные коридоры были пусты, очевидно что дети на занятиях. Скучающая вахтерша занимает время вязанием. Мы объяснили цель своего появления и нас провели в кабинет директора школы. Нас встретил моложавый человек. Познакомились: Ганиев Раис Минвалиевич. Раис родился в 1970 году в селе Курманаево, сейчас руководит местной школой. Количество учеников в школе всего 53, да ещё 13 преподавателей. Да, это на такое огромное здание, в которой ещё сто лет назад занимались сотни и сотни шакирдов со всех краев бескрайней России. Что поделать, такое сейчас время, посетовал Раис Минвалиевич, в селе все больше пожилых людей, а молодые уезжают в поисках лучшей доли в города.

Вас интересует история медресе? Всё, что связано с жизнью просветителей Губайдуллиных. Чем же Вам помочь? В нашем школьном музее на эту тему нет почти ничего. Пожалуй только вот эти несколько документов, и Раис полистав один из альбомов, лежащих на соседнем столе показал нам копию свидетельства за 263 выданном 17 сентября 1899 года в городе Тетюши крестьянину Валиахмету Махмутову.

Приведу его текст полностью:

Свидетельство.

Настоящее свидетельство с приложением печати Тетюшского уездного училища выдано крестьянину Казанской губернии Чистопольского уезда Старо-Челнинской волости деревни Курманаевой Валиахмету Махмутову в удостоверение того что он успешно выдержал испытание в знании русского языка, установленной для кандидатов на должность сельского Муллы.

Город Тетюши. Сентября 17 дня 1899 года.

Председатель комиссии, штатный смотритель Коллежский Асессор: С. Бильчугов (?)

Члены комиссии:

·         Учитель русского языка  А. Дубовцев.

·         Учитель истории и географии: Н. И. Баранов.                                                                                              (фамилии написаны неразборчиво)

В нижнем левом углу приклеена фотография испытуемого, которая прошита и скреплена сургучной печатью училища.

С фотографии на нас спокойно смотрит сидящий молодой, лет 20, человек, одетый в просторный двубортный чапан с черной тюбетейкой на голове. В родословной имамов из рода Алишевых мне удалось найти этого человека: Алиш (-1590-) из села Шонгаты – Альмет (-1625-) Шонгаты-Старое Альметьево – Сармэт (1655-1717) Шонгаты-Старое Альметьево – Ибрагим (1690-1762) Старое Альметьево-Новое Альметьево – Жэгфар (1730-1790) Новое Альметьево – Губайдулла (1752-1822) Новое Альметьево-Каргала-Кизляу – Мухаммат (?-1865) Кизляу – Махмут (1839-1888) Кизляу – Валиахмат (1879-?) Кизляу. Похоже на то, что судьба имама Валиахмата в Советское время осталась неизвестной.

А вот другой выпускник медресе Кизляу проявил себя в селе Теплый Стан:

«В статье «Зараженная деревня», опубликованной в газете «Красный Татарстан» в ноябре 1925 года, значилось следующее: «В Самарской губернии, в одноименной волости в деревне Туплы учебная деятельность не может продвигаться вперед. К этому есть огромная причина: муллы данной деревни, когда-то учившиеся в медресе знаменитого ишана из Кизляу [8], привязали народ суевериями... Ишан из Кизляу был одним из самых богатых людей и стоимость визита к нему составляла не менее одного рубля. У кого не было одного рубля, те люди не смогли увидеться с ишаном» [Музаффари, с. 87].

[8] Вероятно, имелся ввиду Хасан Губайдуллин.»

А ещё мое внимание привлек один рукописный листочек, вложенный в альбом. Я попросил его посмотреть. Это была выписка из книги Шигабетдина Марджани касающаяся  биографических сведений имамов из рода Алишевых: Губайдуллы (умер в 1822 году), его сыновей - Рахматуллы (умер в 1844 году), Мухаммеда (умер в 1878 году),  Нигматуллы (умер в 1852 году).

А вот есть ещё книга о медресе в Кизляу, - Раис Минвалиевич достал с полки небольшую книжицу. “Кизләү – мәгърифәт учагы” ( Кизляу – очаг просвещения) автора Ә. Х. Хәмитова, изданной в Казани в 2011 году. На 4-ой странице издания были приведены имена имамов из рода Губайдуллиных возглавлявших первую махаллю села в указанные годы:

Амишев Губайдулла (?-1822)

Амишев Рахматулла (1822-1833)

Губайдуллин Мухаммат (183301865)

Губайдуллин Сулейман ((1865-1899)

Губайдуллин Ахмат (помощник) (1850-?)

Губайдуллин Хасанжан (1899-1917)

Губайдуллин Ибрагим (второй мулла)

Здесь мне показалось странным, что фамилия первых имамов была написана в форме “Амишев”, а не Алишев, как мы привыкли видеть. Может быть здесь кроется какая-то загадка?

В книге я нашел описание строительства здания медресе. Оно было построено на месте сгоревшего деревянного здания старого медресе. Строительство было начато в 1910 году, а в 1913 году приняло первых шакирдов. Кирпичи делали неподалеку, на берегу реки Черемшан. А вот в строительстве принимали участие крестьяне селения Теплый Стан Самарской губернии. Видимо так отложилось в памяти потомков помощь в строительстве медресе со стороны Ногман бая Вахитова.

Мне же удалось отыскать упоминание о Ногман бае Вахитове в числе меценатов, общественных деятелей, вошедших в историю:

8.    ВАХИТОВ Нугман-бай, хаджи, уроженец с. Тёплый Стан (ныне Елховского р-на).  
Небольшой кирпичный завод, построенный в Кизляу (Татарстан) по совету и материальной помощи Нугман-бая, обеспечил кирпичом  строительство большого медресе в Кизляу и последующее финансовое укрепление медресе путём продажи кирпича.  Нугман-бай дважды совершил хадж, из которого привёз большое количество классических духовных книг, некоторые из них и сегодня можно найти в его родном Тёплом стане. При активном участии и на средства Нугман-бая построены мечети в дд. Кубань Озеро и Тёплый Стан (ныне Елховского р-на).

Там же упоминается ещё один выходец из села Теплый Стан, один из последних суфиев:

19.    САБИРОВ Валиахмед хазрат - один из ярких представителей династии теплостанских мулл Сабировых, последней плеяды самарских ишанов - суфийских шейхов.
После окончаний авторитетного Курманаевского медресе (Кизляу) С.  возвращается в родную деревню. Став имамом, организовывает в своём приходе обучение сельских детей. Через несколько лет он приглашается своим другом - учителем и директором (дамуллой) Курманаевского медресе Хасанджан хазратом преподавать в этом учебном заведении и впоследствии становится одним из лучших и авторитетных учителей. После закрытия медресе в 1918 году перебирается в Среднюю Азию. Возвратившись в Россию, в 1937 году С.  избирается имамом мечети д. Хусаиново (ныне с. Благодаровка Челно-Вершинский района). Получив от своего наставника суфийского шейха Хасанджан хазрата иджазат  - разрешение на самостоятельное обучение и воспитание мюридов - послушников, С. начинает подвижническую деятельность, превратив мечеть деревни Хусаиново в своего рода один из суфийских центров накшбандийского тарикага в России. В Хусаиновской мечети на проповедях,  кружковых занятиях и личных беседах с С.  сотни людей со всего Поволжья в  трудное для себя и  страны время находили утешение и поддержку. Имеющий как духовное, так и светское образование, С. остался в памяти современников прогрессивным муллой и высокообразованным человеком.

Сведения о родословной Валиахмеда хазрята Сабирова отыскались в книге «Течение жизни» написанной жителем села Теплый Стан Абдуллой Насыровым и увидевшей свет в Самаре в 2005 году. Приведу здесь её часть: Колмухаммед (прозвище Калмят) – Джавгар (Джагъфар) – Салих мулла – Фахертдин мулла – Габдельсабир мулла – Валиахмет мулла. Женой Валиахмеда хазрята Сабирова была дочь Нугман бая Вахитова, сначала Халима, а после её смерти следующая по возрасту – Рашида.

В книге «Кизлэу – мэгьрифэт учагы» было также помещено письмо некоему Фаику эфенди от Сафина. При внимательном прочтении его содержимого, а в нем рассказывалось о шакирдах медресе в Кизляу, выходцев из Теплого Стана, я пришел к выводу, что автором письма был Мурат Сафин, чей дедушка по материнской линии, Махмут Исхаков, был одним из таких шакирдов. В письме приводится число таких шакирдов – 37, говориться о людях ставших впоследствии имамами, кратенько об их судьбе.

Сафин Мурат ага Исмагилович родился 20 октября 1931 года в селе Тёплый Стан скончался 16 декабря 2013 года в Самаре.

«16 декабря проводили в последний путь уважаемого самарского аксакала Мурата Исмагиловича Сафина.

Мурат ага родился 20 октября 1931 года в селе Теплый Стан Елховского района Самарской области. Свои знания по истории края он получил, работая библиотекарем в школе, которую сам окончил. Одновременно учился в Елабужском библиотечном техникуме. И уже, работая библиотекарем в Самарской мечети, накопленные знания изложил в нескольких своих книгах и в форме поэзии, и в форме исторических материалов, и в своих мемуарах. Большую часть своих произведений Мурат-афанде посвящал исламу, его носителям, его нравственным основам. Его произведения печатались в периодических изданиях, например, в журнале «Мирас» (Республика Татарстан), в областных газетах «Бердемлек», «Азан», в мусульманских ежегодных календарях и т. д.

Мурат Сафин принимал активное участие в создании областного татарского общества «Туган тел», был делегатом Всемирного конгресса татар.

Мурат-афанде Сафин считался уважаемым «мечет карты» — то есть «аксакал мечети» и постоянно совершал молитвы в стенах самарской Соборной мечети.»

 

Среди шакирдов медресе в Кизляу упоминается уроженец села Аллагулово Ульяновской области Ризванов Зыятдин Файзулла улы, который успешно её закончил, стал муллой, а впоследствии уехал в Среднюю Азию. Его родная сестра Амина Файзулла кызы Ризванова много лет преподавала математику в школе села Кизляу. Через 40 лет разлуки Зыятдин приезжал в Кизляу, чтобы увидеться с родной сестрой и посетить «альма матер».

Посетили мы и школьный музей. Честно говоря, в нем был представлен «почти стандартный набор» предметов старины. Мне думалось увидеть здесь родословную Алиша, чьи потомки приложили немало сил для существования этого очага просвещения, рассказы о жизни людей из этого рода. Раис Минвалиевич упомянул, что какие-то материалы могут находиться в сельской мечети, но туда сегодня мы явно не сможем попасть. Может быть, в будущем, школьный музей и пополниться такими материалами. С директором школы мы обменялись контактными данными, надеюсь, что мы сможем обмениваться сведениями с ним.

На этом наше знакомство с медресе Кизляу было закончено, в итоге наши знания о нем, и не только о нем, значительно пополнились. Следующей целью нашего путешествия была деревня Старая Татарская Киреметь, находящаяся буквально в 5 километрах севернее райцентра Аксубаево. Поэтому, миновав села Русское Богдашкино и Андреевку, мы свернули с трассы, ведущей в Набережные Челны, в направлении на райцентр Аксубаево. Дорога местного значения вела нас мимо селений Федоровка, Сергиевский, Старое Тимошкино, Новое Тимошкино, Азат и вывела на восточную окраину села Аксубаево. Проехав по окраинным улицам вскоре мы вскоре покинули райцентр, а уже через несколько минут придорожный указатель подсказал нам, что мы приближаемся к деревне Старая Татарская Киреметь.

В деревню мы въехали через торжественную арку, обозначавшую околицу села. Не спеша двигаясь по улице, присматривались в поисках объекта, могущего помочь нам в поисках. Похоже, что вот и центр селения. Почта, администрация. Зашли, чтобы спросить: Где находится школа? - и на наше удивление с нами заговорили на русском языке. Мне подумалось, что здесь сейчас проживают русские, что показалось удивительным. По указанию проехали в самый дальний угол деревни, на её северную окраину. Проезжая мимо кладбища я обратил внимание, что памятники выполнены в мусульманском стиле и надписи на них сделаны на чистейшем татарском языке. Это немного успокоило меня, значит не все так уж и плохо.

Вот и школа. Большое одноэтажное здание расположилось посреди обширного земельного участка, обнесенного металлической оградой. Сегодня рабочий день, поэтому шел к входу в школу с надеждой увидеть в ней кого-нибудь, кто сможет помочь мне в моих поисках. Скрипучая входная дверь, гулкий коридор с щелястым полом, выкрашенным в зеленый цвет, широкие окна, на которых собираются многочисленные осенние мухи, женщина, которая на первый взгляд похожа на техничку. Не успел я задать ей свой вопрос, как из глубины коридора показалась стройная женщина в строгом костюме: Вас что-то интересует? Мы заговорили по-русски, но почти сразу перешли на татарский. Я представился и показал страничку с информацией о этой школе, где среди первых её учителей в 1918 году упоминаются родные братья,  Мидхат и Фаизрахман Мухутдиновичи, Фахрутдиновы. Хотелось бы узнать больше о деятельности этих людей в вашем селе.

Моей собеседницей оказалась учительница начальных классов Алия Ибрагимовна Маланчева, 1970 года рождения, уроженка села Старая Киреметь. Сейчас в школе учится всего 9 учеников. Село стремительно стареет, молодежь не задерживается на малой родине, а уезжает в райцентр или города в поисках работы. Алия Ибрагимовна поинтересовалась: А вы не попали в музей Хасана Туфана? Он же находится в самом центре села. Село Старая Киреметь родина этого известного человека. Обязательно посетите этот музей, я прямо сейчас позвоню туда и скажу о вашем прибытии. В музее вы сможете узнать об истории нашей деревни. А ещё я посоветую вам заглянуть в магазин, там есть в продаже книга Равиля Салиева «История села Старая Киреметь», которая только-только вышла из печати.

Неужели мне так повезло, что я смогу приобрести это издание, увидевшее свет в мае 2017 года. Про Равиля Салиева и его книгу я уже находил сведения в интернете, знаю, что Равиль живет в селе Пановка Высокогорского района Татарстана, работает в местной школе.      В тех краях мне приходилось бывать неоднократно. В Пановке (Пермяках) есть дача Петуховых, хороших друзей семьи моей младшей дочери Динары и мы тоже не раз бывали там, парились в баньке. При случае можно будет поискать встречи с Равилем Зуферовичем Салиевым. А здесь такая удача – его книга.

Алия Ибрагимовна сказала, что есть в деревне ещё один человек, который собирает сведения об истории села и даже планирует написать книгу. Это Минзалиев Ильяс Гаязович. Вам надо обязательно встретиться с ним. Его дом находится в самом начале села, почти напротив старого зирата.

Я поблагодарил Алию Ибрагимовну за оказанную помощь и поспешил к машине, где меня ожидал Чулпан Габбасович: Похоже, что кое-что нам удастся найти, - порадовал я его. Конечно же мы начали с магазина. Под стеклянной витриной я увидел светло-зеленую книжечку и попросил продавщицу продать её мне. Чулпан тоже заинтересовался изданием, но внимательно пролистав её от покупки отказался. Наверное в ней он не нашел сведений о братьях Фахрутдиновых. Мне же такая книга интересна в любом случае. К нашему сожалению калитка музея Хасана Туфана оказалась на замке. Время было около 12 часов пополудни, очевидно мы попали на обеденный перерыв. Ожидать целый час в наши планы явно не входило, и мы направились на поиски Ильяса Минзалиева.

Его дом располагался на правой, северной стороне улицы. Через калитку мы попали во двор, весь истоптанный коровьими ногами, было видно, что здесь живут люди, сохранившие деревенский уклад жизни. В сенях нас встретил сравнительно молодой мужчина: Ильяс это я. Проходите в дом. Про учителей братьев Фахрутдиновых я  не слышал, а вот история села меня живо интересует. Ильяс достал с полки большую общую тетрадь, в которой его рукой были сделаны выписки из архивных документов, касающиеся истории села Старая Киреметь. Большую помощь в этой работе я получаю от Нуруллы Гарифа, наверное вам знакомо это имя. Надеюсь довести работу до издания книги. Буду рад получить от вас сведения о судьбе учителей Фахрутдиновых, которые наверняка приложили немало сил к обучению людей из нашего селения. Только вот общаться со мной при помощи интернета не  получится, компьютер для меня пока недоступен. Что же, распечатанные бумаги можно отправить Ильясу Минзалиеву и почтовым отправлением. Мы же будем ожидать выхода в свет новой книги об истории села Старая Киреметь в которой, я надеюсь, найдется место и для упоминания учителей братьев Фахрутдиновых.

Забегая чуть вперед, хочу сообщить, что по возвращении в Челны на сайте «Музея Хасана Туфана» в социальной сети «в контакте» мне удалось связаться с директором музея Тагзимой Низамовой (Кашаповой), которая выразила свое сожаление по поводу её отсутствия в селе во время нашего пребывания. Мы обменялись контактными телефонами, чтобы быть на связи в случае следующей поездки в эти края.

Мы снова в пути. Снова едем через Аксубаево. Теперь нам надо попасть в село Кульбаево-Мараса, где пару дней тому назад, оказывается всего два дня прошло, а как много разного успели увидеть мы с Чулпаном Габбасовичем, у нас так и не получилась встреча с директором музея Габдуллы Кариева – Люзией Валиуллиной. Маршрут из Аксубаево в Кульбаево-Мараса довольно протяженный, хотя если посчитать напрямую, то это всего лишь 32 километра. Однако водораздел бассейнов рек Малый Черемшан и Малая Сульча, лежащий между ними, покрыт сохранившимся лесным массивом, через который практически нет дорог, поэтому приходится прокладывать маршрут намного южнее, через селения Мамыково, Селенгуши, Старое Альметьево. А это уже составляет более 60-ти километров.

Пока мы не покинули райцентра Аксубаево, притормозили у придорожного кафе, чтобы немного подкрепиться. А теперь в путь. Дорога ведет нас почти строго на юг, вдоль правого берега реки Малая и Большая Сульча. Мелькают указатели селений, мимо которых  мы движемся: Нижняя Баланда, Кривоозерки, Мараса, Сунчелеево. Вот и Мамыково, которое проезжаем по северной окраине. Теперь дорога нас ведет на северо-запад. Леса то подступают к самой дороге, то почти скрываются вдали. Тогда на полях видны работающие комбайны - идет битва за урожай, а он в этом году рекордный, превысил 5 млн. тонн. Большинство зерновых полей уже убрано, но ещё зеленеют поля кукурузы и подсолнечники склонили свои головки к земле. Проехали мимо села Селенгуши. Впереди Новое и Старое Альметьево. Когда-то в давние времена именно сюда перебрался с Горной  Стороны, правого берега реки Волга, старик Альмет из рода Алиша, который и основал селение Альмэт, а его потомки широко расселились в этих краях. Очень многие из них проявили себя на ниве просвещения. Но сегодня мы едем мимо этих селений, может быть, когда-нибудь найдется причина, которая приведет нас и в эти деревни.

Вот и Кульбаево-Мараса. Музей работает, Люзия ханым рада видеть нас. Мы присели в её рабочей комнате. От чая отказались – недавно перекусили. Я поинтересовался, попал ли к ней в руки тот материал, который мы оставляли для неё пару дней тому назад. Да. Я получила его и успела ознакомиться. Большое Вам спасибо. Среди документов была и родословная Юсуповых-Фахрутдиновых  и этот род в течении, по крайней мере 6 поколений, а это подтверждено архивными данными, проживали в этом селении. Поэтому вполне возможно, что немалая часть современных жителей села являются потомками Тупрыя – Байпака – Баиша – Сунчалея (1690-1758). Просто связь поколений была потеряна. Похожая ситуация сложилась в селе Старые Уруссу Ютазинского района Татарстана, где родилась и выросла моя бабушка Карима Исмагиловна Давлетьярова (1892-1959). В это селение переехал её предок в 5-ом поколении, а сейчас от трети до половины жителей селения являются прямыми потомками Ибрагима Туктамыш улы Давлетьярова (1718-1784). Люзия ханым меня внимательно слушала и оказывается не просто слушала.

Снова забегаю немного вперед. Как только мы вернулись в Набережные Челны, как по электронной почте я получил сообщение от Люзии ханым Валиуллиной под названием «Информация для Чулпана Юсупова». В этом сообщении приводятся сведения, которые оставил Давлетша абый Сафин, последние годы проживавший в городе Казани. В его записях о родословных людей, проживавших в селении Кульбаево-Мараса, приводится родословная Мухаммата, которая почти полностью совпадает с родословной Юсуповых-Фахрутдиновых, начинающейся с Тупрыя баба. Некоторые имена в ней повторяются, некоторые упущены, но появляются и новые. Это очень хорошо подтверждает тот факт, что в селе до сих пор проживает много потомков этого древнего рода. Вот что говорит об этом Люзия ханым: Если начнешь распутывать этот клубочек, то получиться, что буквально половина жителей деревни Кульбаево-Мараса будут потомками Тупрыя баба. Да, примерно так я себе и представлял. Надо начинать разматывать этот клубочек судеб людей. Хорошо бы узнать побольше об этом, пока неведомом информаторе – Давлетша абый Сафине и познакомиться с его записями.

С Люзия ханым мы обсудили и её просьбу о поиске сведений о дальнем родственнике по линии её матери, Зиннатулле Хайруллине – родном брате Габдуллы Кариева, проживавшем в далеком киргизском городке Сулюкта, городке, где родилась и выросла Асия Сабирова – моя супруга. По словам Люзии ханым Валиуллиной он работал директором шахты и был награжден Орденом Ленина.

«Хайруллин Зинат Хайруллович, родился в деревне Кульбаево-Мараса Билярского (ныне Октябрьского, а теперь уже – Нурлатского, района Татарской АССР (ныне - Республика Татарстан) в 1892 году.Умер 1 марта 1970 года. Похоронен в гор.Сулюкта Киргизской ССР.Фотография отправлена 8/III-70 г из города Ленинабад Хасановыми Хатипом и Санией (зять и дочь покойного). (Перевод Л.Валиуллиной с поправкой названий на настоящее время)”

С просьбой помощи в поисках сведений о Зиннатулле Хайруллине я обратился к бывшей жительнице города Сулюкта Зухре Хашимовой. Сама она не смогла ничего вспомнить о такой семье, но посоветовала обратиться к бывшей работнице Горкома Партии  города Сулюкта, Майзе Абуязидовой, чеченке по национальности, проживающей в настоящее время в другом киргизском городе Кара-Балта. Майза нашла упоминание в одной исторической брошюре о том, что в 1948 году горный мастер Зинат Хайруллин был награжден Орденом Трудового Красного Знамени. А ещё она посоветовала обратиться за помощью к Асие Акбаровой, которая и в настоящее время проживает в городе Сулюкта.

Вскоре от Асии Акбаровой я получил  через сайт «одноклассники» фотографии некоторых страниц книги «Сулюкта – город шахтеров» изданной в 1975 году, где приводилось имя Зината Хайруллина. Так на странице 22 говориться, что в 1918 году Зинат Хайруллин в составе отряда сулюктинских горняков состоящем из 25 человек принимал участие в разгроме басмачей захватившей крепость в городе Ходженте (Ленинабад). В числе членов отряда упоминается еще одно интересное для нас имя – Мавли Минниханов. На странице 56 говориться о следующем: «За успешное выполнение пятилетнего плана награждается Орденом Ленина Кабир Кадыров – проходчик, Зинат Хайруллин – горный мастер, Орденом Трудового Красного Знамени награждены 8 человек, медалью «За трудовую доблесть» - 17 человек и медалью «За трудовое отличие» - 19 человек.» Очевидно, что это относиться к 1948 году.

В книге «Краткая история города Сулюкта» вышедшей в 2009 году на киргизском языке в столице Кыргызстана городе Бишкеке на странице 41 в числе «врагов народа» выявленных в числе работников Шахты 288 и подвергшихся репрессиям, среди 42 человек называется имя инженеров шахты Зината Сафина, Зината Хайрулина, Мавли Минниханова. Асия Акбарова обещала выслать на мой адрес почтовым отправлением книгу «Сулюкта – город шахтеров» для того, чтобы я смог полностью ознакомиться с ней.

В нашей переписке с Асей Акбаровой она упомянула, что источником информации о прежних жителях города Сулюкта служит её родная тетушка Магсума апа, 1923 года рождения. Магсума апа вспоминает, что Камария апа, жена Зината Хайруллина, часто приходила в их дом к её отцу, как к мулле. А о своем дедушке, отце её мамы Амины, написала следующее: Багрутдинов Сахабетдин, примерно 1884 года рождения, проживал в деревне Чувашский Брод современного Алькеевского района, подвергся раскулачиванию в 1931 году, а чтобы избежать ареста был вынужден бежать из этого селения. Тайно переехал в город Сулюкта. Сахабетдин Багрутдинов родился в семье потомственных священнослужителей в селе Карамалы, что находится неподалеку от Кульбаево-Мараса. Известно, что в Карамалы проживали и потомки священнослужителей Алишевых. Во время проживания в селе Чувашкий Брод многие жители из соседнего селения Старое Ямкино (Энжерэ) учились у Сахабетдина хазрята и Бибисары абыстай прямо на дому. И дальние родственники моей жены Асии, оставшиеся в деревне Энжерэ, хорошо знали Сахабетдина хазрята и навещали его. От Асии Акбаровой мне стала известна информация о жене Сахабетдина Багрутдинова – Нигматзянова Бибисара, которая родилась в селе Боровка современной Ульяновской области в богатой семье. Её отец изготавливал «какие-то  трубы и торговал через Астрахань. Это место, завод, вроде до сих пор там сохранился». В Боровке до сих пор есть родственники Бибисары абыстай, её двоюродный брат. А родственники Сахабетдина Багрутдинова проживали в селе Кульбаево-Мараса.

Если учесть, что двоюродный брат моей жены Асии, Фарит Ходжаев женат на Рушание Анваровне Багрутдиновой. (Анвар, Амина и Масхуда апа – дети Сахабетдина Багрутдинова), а женой Анвара была Минниханова Хамдиниса Мавляновна, родившаяся в 1924 году в городе Сулюкта, сам Анвар Сахабетдинович Багрутдинов родился в 1921 году в городе Чистополь (здесь надо полагать, что указан Чистопольский уезд Казанской губернии, к которому тогда относилось и селение Чувашский Брод), то у этой истории, возможно, будет далеко идущее продолжение. 

Вот такой завязывается интересный клубочек.

Следующим пунктом нашего путешествия, последним надо полагать, было селение Старое Алпарово. По пути в Теплый Стан мы так и не смогли увидеть Гульсирэ Фоат кызы Гиниятуллину – руководителя музея в школе села Старое Алпарово. Перед выездом из Кульбаево-Мараса я позвонил ей и сообщил о нашем скором появлении. Вскоре мы припарковались на площади перед зданием школы. Гульсирэ Гиниятуллина нас уже поджидала на первом этаже школы: Проходите дорогие гости. Снова распечатка документов об истории рода Юсуповых-Фахрутдиновых была вручена очередному музею. В этой подборке я постарался подобрать и сведения, касающиеся той фотографии дома с мезонином в селе Новые Челны, который я опознал при прошлом посещении музея в конце апреля 2017 года. Это были копии страниц из книги «Галеевы», в которых рассказывалось о людях, проживавших в этом доме, а также  той части родословной Юсуповых, которая оказалась связанной с селом Новые Челны. На фото был изображен дом Мухаметгали Мухаметвали улы в 1926 году, того самого, от которого и начинается фамилия Галеевых.

Главная же цель нашего посещения на этот раз была – отыскать следы того старого стенда, посвященного Юсуповым, который видели Лилия Маратовна и Чулпан Габбасович почти 20 лет тому назад. По словам Рафаиля хазрята Гатауллина этот стенд находился в другом, запасном помещении. Эти слова я повторил Гульсире Фоатовне и получил вот такой ответ. Там давно уже ничего нет. А внимательно просмотрев всю экспозицию музея и фонды, я нашла несколько табличек, возможно составных частей этого самого стенда. Вот они, и Гульсирэ выложила перед нами 8 табличек с фотографиями под стеклом в металлических рамочках.

№1. Народные учителя – проводники культурной революции в деревне: Салахов Бадретдин,

         Галимова Шакира, Ахметов Магсум, Фахрутдинов Котдус, Ахметова Гульсум.

№2. Первые трактористы 1932 год. Хамитов Ислам – первый учитель механизатор,

         Фахрутдинов Габас – тракторист, Закиров Сабир, Салахов Б., Хайдаров Галимзян.

№ 3. Посветитель Фахрутдинов Кутдус. С. Алпарово.

№ 4. С тремя фотографиями. А) Очевидно здание первой школы (надпись практически не

          читается); б) повторяет снимок №1; в) фотография с рисунка занятий в татарской школе

          (подпись арабскими буквами).

№ 5-8 содержат текстовое содержание о революционных событиях в деревне Алпарово в

          начале 20-го века. В тексте не раз упоминается имя человека с передовыми взглядами –

          Котдуса Фахрутдинова. Он вступал на митинге в селе Альметьево, откуда за такие

          передовые взгляды был вынужден скрыться от грозившей ему опасности.

 

(к сожалению, тексты не полного содержания. Видимо часть табличек отсутствует.)

 

С помощью фотоаппарата я сохранил информацию с этих табличек. Вот пожалуй и все. Наша программа поездки выполнена полностью. Пора домой. Гульсирэ Гиниятуллина вышла проводить нас на крыльцо школы. Было видно, что она очень рада встрече с нами. Приезжайте к нам ещё. Обязательно приедем.

И снова, шурша ложится под колеса машины серая лента асфальтового полотна дороги. Дорога домой всегда бывает короче и вскоре мы уже были в родном для нас городе Набережные Челны. Мы успели добраться туда даже раньше сумерек.

За нашими плечами осталось около 1000 километров разных дорог, мы увидели несколько новых для себя населенных пунктов, познакомились с новыми людьми, обрели новых друзей и родственников. В моей голове пока каша из сгустка событий спрессованных в эти три дня, предстоит ещё большая работа по приведению этого массива информации в удобовоспринимаемый вид. И вот по прошествии почти месяца кажется эта работа близка к завершению. В итоге родилась эта статья, которая по объему пожалуй самая большая из  числа моих записок. Хочется надеяться, что у читателей хватит терпения добраться до этих последних строк.

                            Свои находки и впечатления записал Ильгизар Ахмедов.

                                                  Город Набережные Челны.

                                                               02.10.2017.